Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:27 

Так было. Так будет снова. Глава 1.

Gi_A
В Библии была только одна заповедь: "Не" с глаголами пишется раздельно! (с)Единственное, что ты должна помнить — это то, что тебя это не касается… Потому что если ты позволишь, чтобы это тебя касалось — ты пропала (с)
Название: Так было. Так будет снова.
Глава 1.
Автор: GJJcat
Бета: Фи-тян
Фендом: Bleach
Дисклеймер: герои – Кубо Тайто, трава – тоже его, бред – мой.
Пейринг: Гриммджо/Ичиго.
Рейтинг: R
Жанр: романс, ангст, АУ относительно последних глав манги, постканон.
Размер: миди
Cтатус: в процессе
Размещение: только с моего разрешения.
Саммари: спойлерить не буду, ладно?)))
Предупреждения: обоснуй умер, автор курит, потом бредит.
От автора: бить бесполезно...




Куросаки Ичиго.

В гости к тебе идти
По парапету
И не верить бреду,
Что тебя нету.


Дождливый, промозглый и совершенно мерзкий вечер.
В городе, изрезанном пунктиром дорожных фонарей и хаотичными всплесками красно-белых фар, среди немногочисленных прохожих, спешащих укрыться от дождя, вряд ли кто-то обратит внимание на мальчишку с ярко-рыжей шевелюрой.
Куросаки натянул капюшон, пряча голову от мелких колючих капель, которые ветер норовит задуть за шиворот.
Полчаса назад он вместе со всей своей кампанией сидел в магазинчике Урахары, обсуждая последние новости из Сейретея, а сейчас бредет домой по полупустынным улицам, освещенным лишь грязно-оранжевым светом фонарей и ослепляющим неоном реклам, отражающихся в лужах на первозданно черном асфальте.
Из беседы с Йоруичи, которая сегодня прибыла из Сообщества Душ, Ичиго узнал, что очередной рейд отряда шинигами в Уэко-Мундо завершился без происшествий.
Война за Каракуру закончилась несколько месяцев назад, жизнь временного шинигами и его друзей понемногу вошла в мирное русло. Отряды Готей-13, понесшие серьезные потери, уже практически восстановили свои силы, Айзен и Гин, содержащиеся под стражей, ожидают наказания, а немногих выживших после последнего сражения арранкаров отправили назад в Уэко-Мундо, предварительно ограничив их реацу с помощью печатей. Теперь они не представляют серьезной угрозы. Мелкие пустые по-прежнему появлялись довольно часто, не доставляя, впрочем, особых проблем дежурящим на грунте шинигами. В остальном ничто не нарушало спокойного существования жителей маленького городка.
Ичиго неторопливо шел мимо уютных кафе, подсвеченных мягким желтым светом, мимо ярких витрин круглосуточных супермаркетов, пока не услышал за спиной голос, окликающий его:
- Ичиго!
Он обернулся и увидел бегущую к нему Рукию.
- Что-то случилось? – спросил он обеспокоенно, когда она остановилась, - ты же у Орихиме сегодня должна была остаться?
- Мы как раз шли… к ней, когда я… увидела тебя, - девушка говорила сбивчиво, пытаясь отдышаться после быстрого бега, - мне нужно кое-что у тебя узнать.
- Что именно?
- Ты спросил у Йоруичи?
Ичиго на мгновенье прикрыл глаза и вдохнул прохладный воздух. Не любил он разговоров на эту тему, но увиливать от Рукии было совершенно бесполезно.

Нет, он совершенно не злился на Орихиме, которая во время одного из собраний у торговца упомянула о том, как Гриммджо похитил ее. Все присутствующие, крайне заинтересовавшись этим эпизодом, попросили остановиться на этом моменте поподробнее, что девушка и сделала. Она рассказала, как Гриммджо-сан сначала спас ее, затем похитил для того, чтобы вернуть к жизни Куросаки.
Под тяжестью устремленных на него взглядов, понимая, что просто отмолчаться не получится, Ичиго рассказал, как в первой схватке с Улькиоррой проиграл, как практически умер, пронзенный зеленоватым лучом Серо Квадра Эспады, оставившим приличных размеров дыру в груди шинигами. О том, что когда очнулся, то увидел перед собой испуганную Иноуэ и сидящего поодаль крайне разозленного Сексту. О том, как Джаггерджек фактически защитил его, отправив вернувшегося Улькиорру в другое измерение. Правда, лишь для того, чтобы тот не смог помешать бою с временным шинигами. Затем о сражении с Шестым и неожиданном вмешательстве Нойторы.
Когда он закончил свой рассказ, в комнате повисла абсолютная тишина, и парню показалось, что все слышат, как бешено бьется его сердце.
Реакция возможно и была неоднозначной, но никто не обсуждал услышанное. Во всяком случае, при Куросаки. И только когда временный шинигами и дежурившая на грунте Рукия вернулись домой, девушка в своей привычной манере выпытала у Ичиго некоторые подробности. Ей, наконец, стали понятны причины частых отлучек в Уэко и грусть, что иногда проскальзывала в его глазах. Стало понятным желание найти Шестого. Ей ли не знать, каким упрямым может быть Куросаки в своем стремлении найти, спасти и вернуть долг?
С того момента прошел не один месяц, но никакой информации, которая могла бы прояснить судьбу Сексты Эспада, они так и не получили. Как и в этот раз.

- Да, спросил.
- И? – в темно-фиолетовых глазах томилось ожидание.
- Ничего. Вообще ничего. Ни следа, ни клочка реацу. Как будто его и не существовало никогда.
Рукия лишь на секунду опускает взгляд на кончики туфель, потому что смотреть, как в карих с позолотой глазах появляется и снова исчезает затаенная горькая боль, было тяжело.
- Ну, это еще ничего не значит и…
- Конечно, не значит. Этот не умрет просто так. Просто… - тут он замолчал.
Понимая, что никакие слова не смогут сейчас успокоить Ичиго, девушка просто легонько сжимает в ладони его холодные пальцы.
Просто его нет! Нигде! Ни среди плененных арранкаров, ни в пустующем теперь замке Лас-Ночес, ни в песках пустыни Уэко-Мундо! Где искать его теперь? Где?!
Внезапно налетевший порыв ветра взъерошил прическу девушки и сорвал капюшон с головы рыжего парня.
Словно очнувшись, он осторожно вынимает пальцы из маленькой ладошки и поднимает воротник на куртке мелкой шинигами.
- Поспеши, иначе намокнешь и простудишься. Да и Орихиме тебя уже заждалась, – Ичиго помахал рукой стоящей неподалеку девушке, девушка покраснела и робко помахала в ответ.
- Увидимся завтра, - Рукия улыбнулась и поспешила к подруге.

Парень продолжил свой путь до дома, пытаясь отвлечься от больной темы размышлениями о том, что сейчас его наверняка встретит папаша, который вновь совершит попытку применить на сыне свои оригинальные воспитательные меры. Впрочем, они не приносят ощутимого результата, Ичиго всегда пресекает эти попытки. А потом еще не в меру шумный Кон, которого Ичиго по старой традиции запихнет в шкаф, а сам завалится на уютную постель и будет спать до обеда, ведь завтра выходной.
Дома все происходит словно по точно запланированному сценарию в трех актах.
Акт первый: любящий папа встречает опоздавшего на семейный ужин сына.
Ичиго на автомате блокирует атаку отца, приветствует обеих сестер и, скидывая на ходу куртку, садится за обеденный стол. Отношения между ним и отцом не изменил даже тот факт, что Ишшин – бывший капитан Готея, принимавший участие в войне за город, сражаясь вместе с сыном. И не понаслышке знает, насколько трудной бывает жизнь подростка, ставшего временным шинигами. Устои семьи, по словам Куросаки-старшего, должны оставаться неизменными. Поэтому спорить о том, что парень шестнадцати лет не должен спешить домой к семи часам, чтобы поужинать со всем семейством, было по-прежнему бесполезно.
Наскоро проглотив содержимое тарелки, Ичиго поднялся наверх.
Акт второй: любящая зверушка встречает уставшего хозяина.
Поймав выпрыгнувшего неизвестно откуда Кона, который по привычке громко возмущался новому наряду, что примерила на него Юзу, Ичиго вошел в комнату и сразу направился к шкафу. Отодвинув дверцу, парень бросил плюшевого льва на постель, взял свежее полотенце и захлопнул шкаф, оставив Кона изливать свое недовольство в одиночестве.
Следующий акт сценария: душ.
Сбросив одежду на пол, Ичиго подставил голову под горячие упругие струи воды, приятно ласкающие кожу и уносящие с собой напряжение.
Наконец, согревшийся и уже сонный Куросаки добрался до мягкой постели и завернулся поплотнее в одеяло с головой, чтобы не слышать возмущенного голоса, все еще доносящегося из глубин шкафа.
Заснул он быстро.

Уютная немая чернота вдруг стала наполняться цветами и звуками.
Лязгом металла. Окриками чьих-то голосов.
Вдалеке слабо проявились очертания Каракуры. Точнее того, что от нее осталось.
Ему снова снится война.
Вереница бесчисленных сражений, поверженных противников и раненных шинигами, что встали на защиту города.
Потом силуэты Каракуры словно смазываются, становясь светлым пятном, которое постепенно разглаживается, принимая очертания пустыни.
Уэко-Мундо.
Он опять здесь.
Почти каждую ночь, который месяц подряд, его сны вновь и вновь возвращают его сюда.
Под купол Лас-Ночес. Под свет фальшивого солнца.
Ему даже не надо поднимать глаза, чтобы видеть, как белыми искрами слетает релиз, вновь возвращаясь в форму занпакто, как кровь из раны медленно и лениво стекает тягучими каплями по смуглой коже, чтобы впитаться в когда-то белую ткань формы, как яростно смотрят ярко-бирюзовые глаза арранкара.
Медленно-медленно, будто каждый шаг приносит нестерпимую боль, он надвигается на шинигами, крепко сжимая рукоять Пантеры:
- Мы еще не закончили, Куросаки Ичиго!
Ослепительная вспышка, и что-то резко рассекает воздух. А через мгновенье он видит, как огромное круглое лезвие врезается в плечо Гриммджо легко, словно нож в масло, рассекая мышцы и кости.
И кровь. Много крови. Она брызгами оседает на черном лезвии, поблескивая на солнце, стекает противными ручейками по коже, впитывается в остатки арранкарской формы, темными каплями падает на песок, тут же исчезая среди белых песчинок.
Те несколько секунд, за которые Ичиго преодолевает расстояние до него, кажутся ему вечностью.
А потом второй удар, от которого спасает вовремя подставленное лезвие Зангетцу.
И свой собственный крик.
Гриммджо!!!

Ичиго резко поднимается на кровати, отбрасывая в сторону одеяло.
Но перед глазами вместо пустыни лишь смутные очертания собственной комнаты.
Куросаки устало опускается на постель и поднимает невидящий взгляд в потолок.
Снова тот сон…
Снова и снова. Раз за разом этот сон возвращает Куросаки туда, где он видел его в последний раз.

Гриммджо Джаггерджек.
Секста Эспада.
Самопровозглашенный Король Уэко-Мундо.
Яростный, дикий, необузданный, разрушающий все на своем пути и чем-то похожий на самого Ичиго.
Прямолинейный, дерзкий, требующий честного боя.
Таким он был. Был?
По крайней мере, таким он его помнил.
Думать о том, что Шестой погиб, ему не хотелось. Не верилось.
Не мог этот наглый, ищущий любой повод подраться, упивающийся боем больше, чем самой жизнью, арранкар просто так умереть.
И стыдно вспоминать то, что не расскажешь ни одной душе – ни живой, ни мертвой.
Что не поймут ни люди, ни шинигами, ни пустые.
Да и что понимать, когда руки, принесшие смерть бесчисленному количеству душ, обнимают, так жадно прижимая к горячему телу. Что губы у Гриммджо очень мягкие, а целует он грубо и властно, порыкивая или довольно урча при этом, как большая дикая кошка?
И что делать, если рыжему шинигами это нравится?
Неправильно. Непонятно.
Но так было.

Ичиго сворачивается на постели клубочком, пытаясь снова заснуть.
Пусть сегодня это только сон, но он верит.
Он знает.
И ждет.

@темы: GJJcat, Grimmjow, Ichigo, R, angst

Комментарии
2011-03-09 в 21:07 

izokot
Бестолочь.
прооодуу!!!

2011-03-11 в 13:28 

Gi_A
В Библии была только одна заповедь: "Не" с глаголами пишется раздельно! (с)Единственное, что ты должна помнить — это то, что тебя это не касается… Потому что если ты позволишь, чтобы это тебя касалось — ты пропала (с)
izokot
спасибо, что прочли.... продолжнение в работе

2011-03-14 в 22:26 

izokot
Бестолочь.
сообщите когда появится?**

2011-03-15 в 17:03 

Gi_A
В Библии была только одна заповедь: "Не" с глаголами пишется раздельно! (с)Единственное, что ты должна помнить — это то, что тебя это не касается… Потому что если ты позволишь, чтобы это тебя касалось — ты пропала (с)
izokot
хорошо))))

   

BleachFanFixion

главная