11:46 

If I die before I wake, pray the lord my soul to take.
отбечено

Название: Счастливого Нового Года!
Автор: Kiri
Пейринги: Бьякурен, Ичиго/Рукия.
Рейтинг: G
Жанр: стёб
Предупреждения: ЖЕСТОКИЙ ООС, ну просто ПОЛНЫЙ ООС, издевательство над персонажами, проблемы с матчастью, кто не испугался, прошу)))
Дисклеймер: Кубо Тайто, штоб его.
Размещение: вы только скажите, и будет вам счастье))

Если и есть что-то хуже, чем болеть под Новый Год, то это «что-то» еще не встречалось в жизни лейтенанта шестого отряда Абараи Ренджи. Голова раскалывалась, кашель разрывал горло и легкие, из носа текли сопли… кажется, уже пополам с мозгом. Состояние, надо сказать, так себе!
Привычно шмыгнув, он уныло посмотрел на рецепт, выписанный врачом четвертого отряда. Нда. Если купить витамины, которые он ему выписал, то жить он будет - но жить будет не на что! Или витамины, или… Несчастный лейтенант удрученно шмыгнул носом и поплелся домой, лелея надежду, что сейчас ляжет спать.
Однако дома, вернее, у дома его ждал сюрприз. Так себе сюрприз. Вернее совсем даже неприятный сюрприз. Сюрприз звали Кучики Бьякуя, и он по совместительству был капитаном болезного лейтенанта.
- Ренджи, как это понимать? – холодно осведомился Кучики-сама, поднимаясь со скамейки, на которой сидел в ожидании своего подчиненного.
«И как это он не боится отморозить себе свою царственную задницу?» - уныло подумал Ренджи и чихнул.
- Капитан?..
- Тебя нет на работе вторую неделю.
- Капитан, я…
- Срок твоего больничного вышел. Будешь болеть дальше, учти, больничный оплачивается только на треть.
Вымолвив этот приговор, капитан развернулся и пошел прочь, величественно колыхая шарфиком. Глянув на непременный атрибут своего капитана, развевающийся на холодном ветру, Ренджи ощутил сильнейшую потребность высморкаться. Открывая дверь в свою квартирку, лейтенант обреченно высчитывал треть от своей, и так не очень уж большой, зарплаты.
Зайдясь в приступе жуткого лающего кашля, он повалился на футон и закрыл ноющие глаза. Рука привычно нащупала бутылек с таблетками у изголовья. Отсчитав три пилюли, шинигами проглотил их, сплюнув от горькости.
- Проклятая простуда!

Кучики-сама уже в сотый раз пожалел, что ходил стращать лейтенанта, который приперся на работу с утра пораньше. Выглядел несчастный… жутко. Кутаясь в теплое толстое хаори, он беспрестанно кашлял и чихал, не забывая высмаркиваться. На столе по левую сторону от него уже высилась гора использованных салфеток. Лейтенант был так бледен, что его криво повязанные волосы казались еще краснее, а татуированные брови еще чернее.
Чем там занимался лейтенант было неясно, потому что за прошедший час он не сдал ни одной бумаги и даже не притронулся к отчету. Одно было ясно – он не спал на рабочем месте, как обычно. И подтверждением тому было то, что капитан то и дело вздрагивал от жутких раскатов кашля и сиплого шипения, похожего на агонию бегемота, подавившегося другим бегемотом - лейтенант сморкался…
Издергавшись и заполучив головную боль в левый висок, Кучики-тайчо не выдержал. Приняв самый грозный вид, он двинулся на источник звука. Источник в данный момент пытался закапать в глаза капли. Пальцы дрожали.
Лейтенант промазал, и горькие струйки побежали по носу и щекам. Слизнув горечь с губ, лейтенант поморщился.
- Абараи, идите домой, - проговорил Кучики-тайчо, глядя на облизывающегося лейтенанта. – Я понял, вы совсем не пригодны для службы. По крайней мере, в таком состоянии.
- Но капитан, вы же сами…
Ренджи закашлялся, уткнувшись в отвороты шарфа, намотанного в пять обхватов вокруг шеи. Огненно алый хвост сполз на бок окончательно.
- Есть, капитан, - удрученно отозвался он, прикидывая, что на Новый Год ему не то что есть - жить будет негде! Деньги! На то, что останется от его зарплаты, он вполне сможет купить себе шляпу, как у Кьераку тайчо, и пойти побираться по знакомым!
Глядя на уныло собирающегося лейтенанта, капитан подавил острое желание погладить Ренджи по голове, таким несчастным выглядел Абараи.
- С наступающим, - вяло буркнул Ренджи и, поклонившись, не дожидаясь ответа своего капитана, скрылся в дверях.

Она пришла поздно ночью. Совершенно пьяная и довольная жизнью. Довольство выражалось в широкой улыбке, отсутствии некоторых предметов гардероба и запахе саке.
- Рееееенджи-кун, а ты что, спишь? – протянула она мягким голосом. – А, Ренджи-кун?
- Спал, - буркнул лейтенант, отворачиваясь от рыжего демона, разбудившего его как раз тогда, когда он умудрился уснуть.
- Такая отличная ночь, а ты спииишь, да еще и одиииииин, - пропел демон и завалился рядом, в наглую прижавшись к правому боку. – Ой, а ты чего такой горячий?!
Шинигами подскочила, протянув руку к небольшому напольному светильнику. Щелкнул выключатель, осветив комнату, больше похожую на поле боя. Татами были завалены использованными салфетками, тарелками с едой: свежей, не очень и откровенно испортившейся дней так …дцать назад. Сам хозяин комнаты выглядел ничуть не лучше. Алые волосы торчали из криво заплетенной косы, серое домашнее кимоно было закапано микстурой от кашля, а по обычно загорелому лицу разлилась молочная бледность. Лейтенант был похож на привидение настолько, насколько на него может быть похож человек умерший почти двести лет назад.
- Ой!
- Мацумото, зараза! Выруби свет! – взмолился Ренджи, прикрывая голову продавленной подушкой. – И сама вали отсюда!
- Болеешь что ли? – сообразила Рангику, оглядываясь. – Ну, ты даешь! Ты, конечно, не фанат порядка, но такого сральника я уже давно не…
- Мацумото, ради Ками! Я сегодня с тобой пить не буду! Сваливай нафиг отсюдова. Я хочу спать.
- Ща свалю. На хрена надо, заражаться под новый год!
- Настоящая боевая подруга, - буркнул Ренджи, глядя, как Мацумото вылезает в окно, пьяно покачиваясь.
Этот способ проникновения в его квартиру, и вообще в любое необходимое ей помещение, она освоила еще во времена учебы в Академии. Выпить хотелось, а постовые мужского общежития были настроены не пускать желающих побухать в пять часов утра. В общем, Мацумото, подобно шпионам второго отряда, весьма преуспела в умении перемещаться по стенам и, не смотря на внушительного объема бюст, проникать в мельчайшие окошки и окошечки.
За милыми этими воспоминаниями измученный лейтенант уснул.

- Я ему поесть отнес, а то он там совсем загнется, - буркнул Мадараме, почесывая ключицу. – Юми, сходил бы, что ли, прибрался там, а то такого сральника я уже давно…
- Я тебе что, уборщица что ли?! – возмутился Аясегава, картинно захлопав длинными ресницами.
- Мужики, ему совсем плохо, - встревоженно проговорила Мацумото. – Прикиньте, заваливаюсь к нему позавчера вот с тааааким вот бутылем саке, а он - «сваливай нафиг»! Да где это видано, чтобы Ренджи отказался выпить?!
- И вправду загибается, - пораженно прижал руки к груди Юмичика. – Надо навестить!
- И Киру с собой возьми. Он готовит хорошо, пусть пирожков напечет, что ли…
- Ладно.

- Мацумото, что за партсобрание?
В офис вошел как всегда хмурый Хицугая-тайчо. Мелкого, но гордого капитана было почти не видно из-за горы коробок с конфетами и прочими сладостями, которые он пытался удержать в руках.
- Наткнулся на Укитаке-тайчо, - фыркнула в рукав Мацумото.
- Что ты сказала?! – взревел Хицугая.
- Ничего, капитан! Совсем ничего!
- Куда собралась посреди рабочего дня?!
- Навестить Абараи-фукутайчо. Он жутко простыл и сейчас умирает там у себя.
- На вот, отнеси ему, - Хицугая не глядя отполовинил свой «новогодний презент». – Пусть выздоравливает.

Ренджи не просто болел. Он умирал. И с каждым днем ему становилось все хуже и хуже. Обеспокоенные друзья уговорили его лечь в больницу, где он провалялся почти две недели. До Нового Года осталось две недели. Два… два… в два раза меньше денег у него осталось после выхода из больницы.
Бледный до зелени лейтенант вышел из ворот больницы, кутаясь в хаори. От мысли, что сейчас придется возвращаться в свою пустую холодную квартиру (хоть и вымытую Аясегавой до скрипа), заставила его поморщиться.
- Абараи?
Вытянувшись по струнке, лейтенант развернулся на голос.
«Ой, ну ему-то чего надо?! Уже выходить на работу?!»
- Как себя чувствуешь?
Стоит, как каменный, смотрит прямо в глаза. По ветру развевается чертов шарфик, пробегают волны по меховой оторочке хаори.
Стоит ежится, бледный, похудевший. Даже нет обычного алого хвоста. Вместо него по спине сбегает коса. В первый раз капитан видел лейтенанта без его привычной прически, из-за которой Рукия и Ичиго дразнили Ренджи ананасом. Кучики-сама уже давно хотел наконец попробовать этот ананас, наказав Рукии в следующий раз всенепременно привезти загадочный фрукт с грунта… Это же фрукт?..
- Нормально.
И словно в опровержение своих слов, Ренджи оглушительно чихнул.
- Я вижу, - холодно отозвался капитан. – Пошли.
И, развернувшись, зашагал прочь. Ренджи послушно потрусил следом, искренне недоумевая, зачем капитан пришел встречать его из больницы.
«Ругать будет, - уныло подумал он. – Отчеты запустил, документы не подготовил. Э-эх!»
- Капитан, а куда мы?
- Ко мне домой.
- Ку…куда?!
Несчастный лейтенант даже замер от удивления. Не оборачиваясь, капитан продолжил идти. Ренджи ничего не оставалось, как догнать его и пойти следом. Стараясь не попадать в следы капитана на снегу, Абараи судорожно соображал. Соображать было трудно. Мысли путались, последняя доза лекарства все еще давала о себе знать.
- Капитан?.. А зачем мы идем к… к… к вам?
«Чай кофе – потанцуем?!!»
- Унохана-тайчо сказала мне, что ты был едва ли не на грани смерти эти две недели. Ты запустил свою простуду так, что тебя едва откачали!
- Лежать в больнице дорого, - пробурчал Ренджи в шарф.
- Да? То есть ты считаешь, что организация твоих похорон за счет отряда встанет дешевле?
Ренджи совсем поник, вяло плетясь за своим капитаном. Самое страшное заключалось в том, что ему жутко захотелось спать. Чертово лекарство! Перед глазами змеилась цепочка следов. Падал снег… снег… такой…
- Лейтенант? – недовольный голос вырвал его из сна, в который он почти погрузился.
- Да! – встрепенулся лейтенант.
- Не спи, мы почти пришли, - отозвался капитан. – Ты же шинигами, в конце концов!
- Да-да…
Ренджи не раз и не два бывал в поместье Кучики-тайчо. Но каждый раз не дальше приемной. Сколько раз ему хотелось встать и пройтись по комнатам. Посмотреть, как живет его капитан. Неужели весь его дом такой же холодный и безжизненный, как и лицо Бьякуи… не Бьякуи… Кучики-тайчо…
Словно в каком-то тумане, он добрел до крыльца. Споткнувшись, стал разуваться. Замерзшие пальцы никак не могли распутать шнурок.
- Помогите ему, - бросил капитан, исчезая в недрах зала.
Ренджи почти не помнил, как его раздели, почти вынули из хаори, как жемчужину из раковины.
«Фу, какое пошлое сравнение!»
Его куда-то повели, а он с трудом держал голову в вертикальном положении. Две служанки, подгибаясь под его тяжестью, довели его до комнаты, и, раздвинув седзи, свалили тело шинигами на футон.
- Какой здоровый!
- И не говори! Интересно, сколько он весит!
- А на ощупь очень даже ничего.
- А я еще с прошлого раза его запомнила. Помнишь, он приносил какие-то бумаги. Он мне еще подмигнул!
- Не раскатывай губу. И кстати, а чего это вдруг Кучики-сама стал таскать подчиненных домой?
- Да мало ли…
Ренджи, которого болтающие служанки принимали за спящего, перевернулся на другой бок и вздохнул.
«Итак, никто не в курсе, зачем он меня сюда приволок. Ладно, хоть поспать, похоже, дадут».
Согревшись, шинигами распластался на футоне и провалился в сон.

Утро было не из приятных. Жуткая слабость, разлитая по телу. Противная дрожь в ногах. Ренджи приподнялся над постелью и поморщился. Се… секунду, а где это он?! А черт, да ведь он у Кучики тайчо в поместье!
Ой, что-то будет! Ой, что-то будет!
Оглядевшись, Абараи не смог найти вешалку со своим кимоно.
- Господин? – в дверях нарисовалась служанка, в наглую разглядывающая сидящего на коленях шинигами.
- А… а где моя одежда? – промямлил лейтенант, спешно заползая под одеяло.
- Кучики-сама велел вам передать, что ждет вас к завтраку через десять минут.
- А…
- Вот, наденьте это. Ваше кимоно сейчас в стирке.
«Как же, Кучики, наверное, блох боится, или что там у меня?!!»

То, что лейтенант так до конца и не выздоровел, было видно невооруженным глазом. О прожорливости своего лейтенанта Кучики был прекрасно осведомлен. Тем более странно было смотреть, как он вяло ковыряется в тарелке, гоняя палочками кусочки нежнейшего озерного лосося.
«Плохо выглядит. Вон, виски аж синие, и губы белые».
Кучики тайчо подпер рукой щеку.
- Ты, наверное, гадаешь, зачем я пригласил тебя сюда.
- Вы правы.
«Не то слово, гад! Если щас не скажешь, я чокнусь!!!»
Быстрый взгляд из-под насупленных бровей. Нервничает.
- Капитан Унохана сказала, что без должного ухода, питания и обращения, ты опять заболеешь.
- Я ей что, щенок, что ли?! – возмутился Ренджи, смешно дернув головой. Кучики усмехнулся про себя, глядя, как его лейтенант краснеет, сливаясь по цвету со своими волосами. - Что еще за «обращение»?!
-То самое, от недостатка которого ты так сильно заболел, - оборвал его Кучики, кивая служанке, чтобы она подлила еще чая ему и Абараи. – Ренджи, я в курсе о твоем материальном положении. У тебя на данный момент нет денег, чтобы обеспечить…
-Тайчо! – вскочил Абараи, прерывая излияния своего капитана. – Я вас искренне уважаю, ценю и все такое прочее. Но это уже лишнее! Я вам не собачка, чтобы взять домой и подкармливать с хозяйского стола!
- Сядьте, лейтенант.
- Не сяду! Спасибо вам, что вы заботитесь обо мне… хотя я и не понимаю, почему. Но здесь я не останусь.
- А ну сядь.
Холод стали проскользнул в спокойном голосе капитана Кучики. Ренджи послушно хлопнулся на место, опустив голову.
- Если ты не хочешь здесь оставаться, то я тебя неволить и запирать не стану. Можешь возвращаться в свою квартиру, когда захочешь. Но учти. Если ты опять заболеешь, я буду вынужден искать себе нового лейтенанта. Менее болезненного.
- Что?! – челюсть Абараи с хлюпаньем упала в миску с супом. – Что вы сказали?!
- Я сказал…
- Я… я…
Ренджи сам не понял, как вскочил из-за стола, как сжал кулаки.
- До… до свидания, Кучики тайчо!
Он на такой скорости вылетел из поместья, что снег еще долго оседал позади его спины.

«Нового лейтенанта?! Ну так и ищи себе нового лейтенанта, скотина бесчувственная!»
Ренджи был зол, он был зол, просто вне себя! Какого черта?! Нового лейтенанта?! Ну так флаг тебе в руки и барабан на тощую шею!!! Возглавишь парад идущих на…!!! Уйду к Шухею лейтенантом. Давно зовет! Да и девятый отряд не то, что шестой! Сборище раздолбаев, а не отряд! А в девятом все по струнке ходят! Да и с капитаном отношения зашибись и все такое прочее.
Кутаясь в хаори, Абараи влетел в офис девятого.
- Где капитан?! – прорычал он в приемной, заставив испуганного его видом офицера сравняться по цвету с побеленной стеной.
- Он… он в офисе… - постарался принять достойный вид несчастный офицер. – Я сейчас доложу о вашем…
- Сидеть!
Рявкнув на тут же севшего на место офицера, Ренджи скрылся за дверью кабинета.

- Ты че, блин, тут делаешь? – обомлел вернувшийся под вечер домой Ренджи, увидев развалившегося на футоне Ичиго. – Ты… ты как дверь открыл, упырь?!
- Как-как, в окно влез! – отозвался Ичиго, лениво переворачивая страницу толстого тома манги. – А где привет?
- Привет, блин! Ну так и какого хрена ты делаешь у меня в квартире?!
- Слушай, Абараи. Ты мне друг или не друг?
Раздевающийся лейтенант прибалдел от такого вопроса и осторожно посмотрел на Куросаги. Тот не выглядел спятившим или больным. Он серьезно смотрел на Ренджи, запрокинув голову.
- Ну, допустим… - начал было лейтенант.
- Можно я у тебя поживу!? – тут же выпалил Куросаки. От усилия даже красные пятна пошли по лицу.
- Чего?! – обалдел Ренджи, присаживаясь напротив незваного гостя. – С какого это ху… ну типа фига тебе у меня жить?! Новый Год скоро, что, не хочешь отметить со своими?!
- Мне уже между прочим семнадцать лет. Могу уже и в компании отметить! – с достоинством проговорил Ичиго, откладывая мангу в сторону.
- Это в моей что ли?
Ичиго, методично надирающегося в компании шинигами, Ренджи себе представлял с трудом.
- Ну не совсем…
- Это как?
Глядя, как рыжий окончательно сравнялся цветом со спелым помидором, Ренджи поднялся и, закашлявшись, пошел на кухню ставить чайник. Чаю, горячего чаю мне…
- Слышь, Ичиго, ты с Рукией, что ли, Новый встретить хочешь?
- Откуда ты… - в дверном проеме появился пылающий Куросаки, сжимая кулаки.
- Ой да ладно, вижу же, как вы друг на друга смотрите! Эх, молодость-молодость!
Абараи опять закашлялся, опершись на стойку.
- Ну ты прикинь, если я приглашу Рукию на Новый Год к нам домой?! Это же кошмар! Мой папаня и так... не совсем… не совсем вменяемый. А тут еще Карин и Юзу сматываются на какую-то экскурсию на Окинаву на все каникулы! А папаня пригласил домой хренову тучу друзей, включая этого отмороженного отца Исиды! Ну ты прикинь эту парочку в состоянии нестояния!
- Во-во! Бросаешь друзей! – ухватился Ренджи за последнюю соломинку. – Как же твоя банда?
- Ага! К Чаду приедут все его мексиканские родственники, человек сорок, не меньше, Орихиме празднует с Тацки и другими, а Исида куда-то сливается. Я его спрашивал, но разве эту заразу расколешь без применения пыток?!
Ренджи потер глаза и кашлянул.
- Болеешь, что ли?
- Есть немного.
- Я могу сгонять домой за лекарствами, - решил подольститься Ичиго. – Они у нас там всяко круче вашей волшебной фигатени!
- Нет, ты только не обижайся, но сам видишь – у меня тут всего одна комната. Где ты будешь спать?
- А я футон у окна расстелю. Я тебе не помешаю, честное слово!
- А почему у меня?! Останавливайся у этой чокнутой любительницы фейерверков! Или у…
- Ренджи, ты мне друг или нет?!
- А если Кучики-сама…
- А вот это уже другой вопрос. Ренджи – ты не должен ему ничего говорить! Ни при каких условиях!
- Нда, может один раз тебе и повезло, но если глава клана Кучики узнает, что ты спишь с его сестрой… Не завидую я тебе! – усмехнулся Ренджи, снимая чайник с плиты. – Блин, и пожрать нечего!
- Я тебе готовить буду, и продукты покупать, - нервно принялся перечислять Ичиго. – Ну Ренджи!
Подумав над открывающимися перспективами, Абараи согласно кивнул.
- Ну, значит, тогда гони на рынок и купи нам чего-нибудь на ужин, - усмехнулся шинигами, наливая кипяток в чашку. – И за лекарствами седня же чтоб сходил.
- Да! – Ичиго расцвел и ринулся прочь из кухни.
- Итак, я обзавелся домработницей, - хищно улыбнулся Ренджи и пригубил вкусно пахнущий чай.

Ренджи проснулся от визга и какой-то придушенной возни. Потянувшись, он включил лампу и расхохотался так, что начавшийся следом приступ кашля едва его не убил.
- Ну ёж твою мать, - пробормотал он, вытирая слезы с глаз. – Тебе чего нада, Мацумото?!
Вышеназванная лежала на полу, сверху сидел Ичиго, крепко держа ее руки у нее за головой. Девушка была вроде совсем не против и очаровательно улыбалась, глядя, как Ичиго начинает краснеть. Красиво так, с ушей.
- А, Куросаки-кун. Приветик.
- Приветик, - пробормотал Ичиго, обалдевший настолько, что даже не пытался разжать хватку на запястьях шинигами и вообще слезть с нее.
- Извините, мальчики, если помешала, - опять ожила Мацумото. – Не думала, что ты, Ренджи, в таком состоянии… да еще и с Куросаги…
- Прекрати, - отмахнулся от нее Абараи. – Бросай, блин, эту свою привычку вламываться ко мне ночью! Тем более, пока я болею и мне нельзя пить!
- Почемууууу?!
- Потому что я пью… эти… как их… Ичиго, как называется эта хрень?
- Антибиотики, - рыжий, наконец, пришел в себя и слез с досадливо потянувшейся за ним шинигами.
- Во-во, а их нельзя принимать с алкоголем.
- Ну е-мое, Ренджи, ты стал прям как Укитаке-тайчо! Весь прям такой сахарный, плюнь - рассыплешься! И кстати, что ты тут делаешь, пусечка?
Сообразив, что пусечка - это он, Куросаки недовольно отвернулся и стал оттаскивать футон подальше от окна.
- Ничего.
- Он тут поживет до Нового Года, - ответил за него Ренджи.
- А что так вдруг? – изумилась Мацумото, перебираясь на футон к Ренджи и поправляя на себе и без того тесное кимоно.
Парни переглянулись.
«Только проболтайся!» - читалось в яростном взгляде Ичиго.
- Да он мне проспорил, - безмятежно отозвался шинигами. – На желание спорили. А ты сама видишь, как мне сейчас хреново. Вот он и исполняет мое желание! Будет мне до Нового Года заместо служанки. Ну, там, пожрать приготовить, убрать!
- Ренджи! – прошипел Ичиго, в шоке от оригинальной версии событий.
- Ничего, Куросаки, - успокоила его Рангику. – Спор - дело святое. Мне вот как-то раз вообще пришлось ночью залезть на крышу восьмого отряда голой и… В общем… там на луну любовался Кьераку-тайчо…
- Наверное рад был вашей встрече, - поддел подругу Ренджи.
- Не то слово, - мило покраснела Рангику. – Ну ладно. Раз ты сегодня опять непьющий, пойду к Шухею!
- Передай ему от меня привет, скажи, завтра к трем подвалю насчет документов на перевод.
- Да без проблем.
В кои-то веки Мацумото вышла из квартиры Ренджи трезвая и через дверь.
- И часто она так… заходит на огонек? – осторожно поинтересовался Ичиго, проверяя защелки на окне.
- Периодически, - отозвался Ренджи, переворачиваясь на другой бок.
- Ну ты даешь!
- Да не, мы просто друзья.
- Ага! Так я тебе и поверил!
- Да мне пофиг, веришь ты мне или нет. Спи. Хотя нет, принеси мне чаю горячего, с жасмином.
- Ренджи, ты совсем охренел что ли?!
- Значит, так - Я тебя пустил к себе, пригрел и приютил! А ТЫ соизволь меня благодарить денно и нощно! И, кроме того, я болею и мне плохо!
- Так и знал, что ничем хорошим это не кончится, - буркнул Ичиго, шлепая голыми ногами по татами. – Может и правда к Куукаку попроситься на постой?.. Хотя вряд ли ее долбанутый братец хуже этой обезьяны!
- И сахара положи семь ложек… нет, лучше восемь! - раздалось из комнаты.
- А может и нет…

- Это еще что? – Хицугая обреченно разглядывал толпу, скопившуюся у стола его лейтенанта. – Что за собрание в столь ранний час?
- Э-э… капитан. А что это вы так рано?
- Ничего. Я всегда прихожу в это время!
- Да? Не замечала…
- Ага. Это потому, что ты в это время обычно спишь или у себя, или там, где упала вечером после бутылки саке, вместо того, чтобы заступить на службу!
- Обижаете, меня бутылка саке вырубить не может курса эдак со второго! Мы еще в Академии…
- Мацумото!
- Все-все, молчу!
Толпа девушек вокруг зашушукалась и стала расходиться. Мелькнуло розовое довольное лицо Кучики Рукии, отчего-то радостно улыбающейся Момо-чан, сдержанно похихикивающей Исе Нанао. Пропустив тихо перешептывающуюся толпу, Хицугая недоуменно сел за свой стол. Рабочий день начался.

-Ты что, сегодня не пойдешь на работу? – недоуменно спросил Ичиго, глядя, как Ренджи нехотя потягивает овощной суп из надколотой миски.
-Пойду. Увольняться.
- В смысле?!
- В смысле перехожу в девятый отряд.
- Это чей?
- Хисаги Шухей. Парень с 69 на лице.
- А, не помню такого.
- Все, ухожу из шестого.
- Почему?
- Да потому, что мой капитан Кучики Бьякуя!
Нда… капитан Кучики Бьякуя. И этим все сказано. Ренджи, покряхтывая, встал, направляясь к двери.
- Ну… типа… удачи… - бросил ему вслед Ичиго.
- Да уж. Если не вернусь, передай Рукии, что я всегда ее любил! И буду любить!
- ЧТО?!! А ну вернись!
- И что я всегда любил, когда она сверху! – заорал Ренджи уже с лестницы, заходясь от хохота.
- Скотина! – Ичиго высунулся из окна по пояс и потряс поварешкой зажатой в руках. – Урод! Я тебя убью!
- И не забудь пол помыть, дорогая! – Ренджи помахал побелевшему от злости Куросаки рукой и пошел в сторону офиса.
- Только приди домой! Я с тобой разделаюсь! – фыркнул ему в след Ичиго и влез обратно в комнату, прикрыв за собой окно.
- Садо-мазо мой стиль, детка!
За всем происходящим с отвисшей челюстью наблюдал Рикичи, решивший навестить своего болеющего лейтенанта. В шоке, выронив сверток со сладостями, который он нес Абараи, Рикичи пошел следом за Ренджи.
«Неужели… нет! Не может быть!»

«Не может быть! Да как он посмел!»
Кучики взглянул на своего насупленного лейтенанта. Предположительно бывшего. Тот стоял, спрятав руки в рукавах хаори, глядя Бьякуе прямо в глаза. Раньше за ним такого не водилось.
- Как это понимать?
- Я хочу перевестись в девятый отряд, - последовал твердый ответ.
- Можно поинтересоваться, по какой причине?
- Шестому отряду не нужны столь болезненные и бесполезные офицеры, как я, - буркнул Ренджи.
«Чего? Обиделся что ли?! Во дает! Как маленький!»
- Странно слышать подобный бред от взрослого мужчины, - холодно заметил Кучики-сама, присаживаясь за свой стол.
- Может и так, только этот мужчина устал служить в этом отряде. Знаете, тайчо, я ведь тоже не железный. Я служу на должности вашего лейтенанта уже почти пятьдесят лет. Вы хоть раз… хоть раз…
«Что?! Посмотрели на меня по-человечески, без этого жуткого презрения?! Улыбнулись?! Вообще были похожи на живого человека?!»
Ага, только скажи такое, и от тебя офис будут отмывать до самого Нового Года.
- Что?
- Хоть раз сочли меня достойным этой должности?!
«Опачки, вывернулся!»
- Если бы я не считал вас…
- За меня просил Укитаке-тайчо. Вы ему не отказали. Все эти годы я только и слышал, что я некомпетентный, необразованный, тормозной…
Ренджи несло, но он не мог остановиться.
«Он меня убьет!»
«Я его убью!»
- И вы считаете, что с таким набором качеств вы достойны службы в девятом отряде? – ледяным тоном поинтересовался Кучики, глядя, как его лейтенант часто задышал и слегка побледнел, силясь не закашлять.
- Дело в том, что это все не так, - спокойно заметил Абараи, упираясь взглядом в пол. – Таким меня считаете только вы. Еще немного в вашей компании, и я сам начну считать так же, как и вы. А это ваше последнее заявление… Ну же, тайчо. Вам же не нужен такой бесполезный офицер, как я. Подпишите приказ, и мы с вами больше не увидимся!
Показалось, или капитан вздрогнул? Глюки, глюки! Это все эти странные таблетки Ичиго!
- Приказ вступит в действие только после Нового Года, - проговорил Кучики, ставя свою подпись под подписью Хисаги и самого Ренджи. – Всего хорошего.
- Всего, - отозвался Ренджи, потянув свернутый свиток приказа на себя.
Однако капитан не выпускал его из пальцев, глядя Абараи прямо в глаза.
- Хорошего Нового Года.
- И вам.
Ренджи вылетел из офиса, чувствуя, как с его спины свалился огромный, голубоглазый, черноволосый, в дурацком кейнсенкане камень под названием Кучики.
- Свобода!
У самых ворот он врезался в Рикичи.
- Здорово, парень! – он со всей силы хлопнул офицера по спине и улыбнулся. – Я по тебе буду скучать. Бывай!
И, весело насвистывая, отправился в офис девятого. Смурный Рикичи зашел в офис, потопав на входе, чтобы сбить снег.
- Офицер, подайте мне список нашего офицерского состава, - подал голос Кучики.
Рикичи поднял глаза и от неожиданности даже вздрогнул. Такого лица он у капитана еще не видел. Эта была какая-то новая степень высокомерия и злости. Реяцу плескалась вокруг, заполняя комнату до краев. Капитан был не просто зол, он был ЗОЛ!!!
- Кучики-тай…
- Лейтенант Абараи Ренджи перевелся от нас в девятый отряд. Нам нужен новый лейтенант.
- Не может быть! – Рикичи едва не сел прямо на пол. – Неужели это все из-за этого рыжего козла?!
Вовремя спохватившись, он захлопнул рот и вылетел на улицу, не забыв попрощаться. Однако Бьякуя услышал достаточно. Рыжим козлом Ренджи не мог быть по определению. Рикичи боготворил своего лейтенанта. Значит остается… У Кучики похолодели пальцы.
«Какого!..»

- Ичиго! Я теперь лейтенант девятого отряда! – знатно отметивший повышение Ренджи с воплем вломился в комнату, тут же рухнув на футон, из которого торчали голые пятки риоки. – Опа, Рукия, ты тоже тут!
- Ренджи, скотина, предупреждать надо! – прошипел Ичиго, сбрасывая с себя тяжелую руку шинигами.
- Поздравляю, - промямлила красная от смущения Рукия, залезая поглубже под одеяло.
- А, я смотрю, вы тут развлекаетесь, - осклабился Ренджи, обнимая обоих. – Совет вам да любовь!
- Иди погуляй, скотина!
- Эта скотина пустила тебя в свой хлев, баран!
- Этот кто тут баран?!
- ТЫ, козел!
- Парни, прекратите!
- Вот только из-за давней продру…поро…дуру… други… короче, вот тока из-за Рукии я свалю еще на пол часа. Развлекайтесь, голубки!
Рукия улыбнулась, глядя, как Ичиго извернулся и дал Абараи пинка под зад. А тот, ругнувшись в ответ, скрылся за дверью, подмигнув девушке на прощание.
Спустившись вниз, Ренджи понял, что в таком состоянии не дойдет даже до ближайших казарм шестого отряда.
«Тэк-с, стоп, я теперь в девятом… это… о нет! Еще дальше!»
Закутавшись в хаори по самый нос, Ренджи смел со скамейки снег и уселся на нее с ногами, уткнувшись в колени. Стало теплее.
«Скорее бы они там, что ли...»

«Нда».
Вообще то Кучики-сама был в курсе, что Ренджи весьма невоздержан в вопросе выпивки и частенько ночевал там, где на него накатывало. Но чтобы на скамейке у собственного дома! Подойдя поближе, он невольно принюхался. Сакэ.
«Только выздоровел, дубина, и сидит на морозе!»
В общем-то, его не должна волновать судьба офицера, так внаглую пославшего родной отряд. Но это же был Ренджи… Подойдя еще ближе, Кучики наклонился, тряхнув шинигами за плечо.
- Фукутайчо. Фукутайчо!
Никакой реакции.
- Абараи, вставай!
- Куросаки, скотина, отвяжись, - буркнул Ренджи себе в колени, не открывая глаз.
Кучики окаменел.
«Значит, все-таки Ичиго!»
- Абараи, вставайте! – капитан безжалостно тряхнул своего бывшего лейтенанта.
Тот недовольно фыркнул и открыл глаза. Следом открылся рот.
- Ка… капитан?! Что вы тут делаете?.. А я вообще где?..
- Я шел в казармы. У нас сегодня общий сбор, - отозвался Кучики. – Не спите на холодном.
Вымолвив это, он царственно распрямился и собирался уже развернуться, чтобы уйти. Но тут… Резко побледневший Ренджи увидел выходящую из дверей обнимающуюся и целующуюся сладкую парочку. Ичиго так недвусмысленно лапал Рукию, что вариантов о том, как они провели последний час не оставалось никаких. Ренджи закусил губу и рванул на капитана.
- Капитан! – заорал он так, что его, несомненно, услышали не только остолбеневшие Куросаки и Рукия, но и все в округе. – Капитан! Я вам... я вам так признателен!
- За… за что? – отступил на шаг назад от внезапно сошедшего с ума лейтенанта Кучики.
- Ну, так, за заботу обо мне! – тут же нашелся Ренджи, зыркнув на пятившихся обратно в дом голубков.
- Абараи, вы с утра совершенно невменяемы!
- Так точно! – вытянулся Ренджи по привычке.
- Вам нельзя столько пить!
- Так точно!
Кучики набрал полные легкие воздуха, чтобы продолжить отповедь и замер.
- А впрочем, вы больше не мой лейтенант, так что…
У Абараи задергалась левая бровь. Прямо на Ичиго и Рукию шел Иккаку и уже приветственно раскрывал рот. Ренджи почти видел, как напряглись его голосовые связки…
- ТАЙЧООО!!!! – проорал Ренджи, падая на колени и обхватывая эту же часть тела своего капитана. – ТАЙЧО!!!!
- Ренджи, пре… прекратите… - обалдел Кучики, упираясь своему лейтенанту в плечи. – Что вы себе позволяете?! Немедленно встаньте!
-Тайчо, я так по вам скучаю! – выл Ренджи, прижавшись щекой к кучиковским хакама, глядя, как белый, словно первый снег, Ичиго втаскивает внутрь явно собравшегося поглазеть на представление Иккаку.
Как только троица исчезла в дверях, Ренджи, наконец, перестал голосить.
- Абараи, вы соскучились по мне всего за одну ночь? – холодно осведомился Кучики, глядя, как Ренджи отлипает от его ног, встает и деревянными движениями отряхивает снег со своих хакама.
- Эта была очень долгая ночь, капитан, - задушено выговорил Ренджи.
«Ну все, бля! Ичиго, ты со мной не рассчитаешься!!!»
- Я... понял.
Ренджи боялся посмотреть в лицо своему бывшему капитану. Вот сейчас он достанет Сенбонзакуру и тогда…
- Вы меня теперь за это убьете? – наивно поинтересовался Ренджи.
От этого детского вопроса Кучики захотелось рассмеяться, до того нелепо было слышать его из уст здорового Абараи.
- А вам хотелось бы?..
«Блин, че он от меня хочет?! Что еще за вопросы такие?! Сваливай уже давай!»
- Нн… нет. Не хотелось бы. Мне…
Прямо из окна вывалился голый по пояс Ичиго, а следом показался Мадарамэ, сжимающий рубашку несчастного рыжего. Шинигами погрозил мальчишке вслед кулаком, и тут же был втянут вовнутрь Рукией.
Кучики не успел обернуться на шум. Трудно вообще двигаться, когда на тебе повисла такая туша, как Ренджи.
- Мне ВАС хотелось бы, капитан! – выдал Ренджи, не давая несчастному наследнику клана Кучики развернуться.
«ЧЕГО?! ЧЕГО ОН СКАЗАЛ?!»
«ЧЕГО-О-О-О Я ЩАС СКАЗАЛ?!»
Ичиго, тряся разбитой головой, вполз обратно. Ренджи едва не разрыдался капитану в кейнсенкан.
«Ненавижу тебя, рыжая сволочь! Меня же из-за тебя убьюууууут! О, Ками-сама, помоги мне!»
Кучики, лицо, которого оказалось прямо в эпицентре пышного хвоста Ренджи, в отчаянии уткнувшегося ему в плечо, соображал. Этого за ним раньше не водилось. В смысле, соображать. В смысле, так медленно и со скрипом.
- Лейтенант, отпустите меня.
- Ща. Есть… то есть…
Ренджи отпрянул от Кучики, готовясь попрощаться с жизнью.
«Ну вот щас он меня…»
- Не ожидал от вас такого… - буркнул Кучики-сама.
- Да я и сам не ожидал, - мрачно заверил его Ренджи.
- Вы… из-за этого покинули отряд? – с запинкой поинтересовался Кучики.
- Из-за чего? - не понял Ренджи.
- Ну... из-за чувств ко мне.
Абараи выпялился на бывшего тайчо, соображая. Сообразил. Решил на последние деньги купить меч для сеппуку и прирезаться на глазах у Куросаки. Пусть гаденыша кошмары ночью помучают!
Глядя на побледневшее лицо своего лейтенанта, Кучики-сама наконец-то решился.
- Ренджи… я… я давно хотел ва… тебе сказать, что…
Уже успевшим стать привычным за сегодняшнее утро жестом, Ренджи обреченно схватил капитана за плечи.
- Да, капитан. Я вас люблю!
«А все, блин, потому, что Рукия наконец-то решила слинять! И сейчас крадется вдоль стены! Подруга детства, блин! Мне, похоже, из-за нее теперь старость не светит!»
- Я тоже… я тоже тебя люблю, Ренджи, - тихо проговорил капитан Абараи в плечо.
- То есть? – не понял тот, резко отдернув от себя капитана.
Сам лейтенант, обалдев, смотрел в красивые синие глаза своего бывшего тайчо и понимал… не шутит.
- Ка… капитан…
- Я всегда был груб к тебе, потому что… я… с первого дня, как ты стал мои лейтенантом… я…
- А?..
Ренджи показалось, или Кучики-сама, самая высокомерная и высокородная задница во всем Сейретеи, только что признался ему в любви?! Нет-нет-нет! Это антибиотики! Точно! Это галлюцинации! Ичиго же говорил, что нельзя ему пить саке, пока идет курс лечения! Нет! Таблетки! Это все таблетки!
- А… ну…
- Знаешь, нам надо с тобой серьезно поговорить. Приходи сегодня ко мне… после за-ка-та.
Последнее слово было прошептано таким интимным шепотом, что по позвоночнику несчастного лейтенанта пробежала целая стая злобных мурашек. Парочка его даже вроде бы укусила.
- Хо… хорошо, капитан.
- Зови меня Бья-тян, - промурлыкали ему в самое ухо.
Остолбеневший Ренджи выпялился вслед своему бывшему капитану. Потом кашлянул, провел рукой по щеке, потер висок. И свалился в обморок.

- И чего?
- Сидит так уже почти три часа!
- И не говорит?!
- Да он, по-моему, даже не дышит!
- Иииииичиго! Мы убили Ренджи!
- Ты чего, дурашка! Вот же он сидит…
- Ну и что?! Ониииии-сама убьет его!
- Ну так, не мы же!.. Ай, за что?!
- Что?! Что он ему сказал?! О Ками-сама!
- Ренджи, котенок, скажи мамочке хоть слово!
- Мацумото, что еще за словечки! Какой котенок?! Ты где видела таких здоровых котят?!
- Какой же он здоровый? У него, кажется, мозг отказал… вон слюна капает… Рееенджи!!!!
- Это все из-за меняяяяя!
- Рукия, успокойся, щас он придет в себя!
- Ичиго, положи молоток!
- Говорят, хороший удар в табло приведет в себя даже коматозника!
- Рееееенджи! С кем же я теперь пить-то будууууууу!
- Рееееенджи! Прости меняяяяя!
- Заткнитесь обе, РАДИ БОГА!!!!!

Территория 6 отряда. Тремя часами позже.

- Он сошел с ума?!
- Мне страшно!
- Ками-сама, помоги!
- Накапайте мне чего-нибудь успокоительного!
- И мне! Он зашел и поздоровался со мной!
- Да ты что?!
- Ага, а потом сказал, что мое кимоно мне идет, что сегодня замечательный день, а потом… а потом… потом…
- Амэ-тян не плачь!
- Нет, девочки, вы не понимаете… Бьякуя-сама, он мне… он мне… он мне УЛЫБНУЛСЯ!!!
И, бодро прихлебнув из бутылочки с валерьянкой, девушка сползла по стенке, бессмысленно пялясь в пустоту.
- Срочно, пошлите кого-нибудь в четвертый! Срочно!

Территория 11 отряда часом позднее.
- Юмичика, ну что ты как баба! Хватит плакать! Что случилось? Юмичика… ты меня пугаешь.
- Мадарамэ, отстань от него, он всего минуту назад улыбался!
- Юми! Что случилось?!
- Он зашел к Зараки-тайчо за отчетом… Он сказал… он сказал… он сказал, что мне идет… идут… мои перышки…
- Кто?
- Кучики-тайчо!
- Господи! Срочно, зовите четвертый! Юмичика перегрелся!
- Есть, сэмпай!

Территория четвертого пятью часами позднее.
- Так, этого сюда, эту в пятую, к ней положите еще вон ту. А этих двоих в десятую. Да что за день такой!
- Унохана-тайчо. Там… там… там принесли Абараи из шестого. Он, кажется… вы лучше сама посмотрите… Я даже не знаю, что могло его так… так… Тайчо…
- Несите во вторую, сейчас я подойду! И привяжите кто-нибудь Хицугаю-тайчо! И успокоительного дайте! Что он там все время кричит про конфеты, абонемент в детский городок и Кучики-тайчо?!
- И еще, там в приемной сидит Хисаги-сан. Вы его лучше прямо сейчас осмотрите, он что-то лепечет про татуировки, что его заставили, и что за ним теперь будет охотиться весь клан Кучики. Он у нас просит политического убежища.
- Татуировки?! ДА ЧТО ТУТ СЕГОДНЯ ТВОРИТСЯ?!!
- Капитан! Капитан! Там рыжий риока в приемной! Принес Кьераку-тайчо! Он… просит, чтобы мы его закодировали, тайчо, в смысле. Говорит, что уже начались галлюцинации, а так и до белой горячки недолго. Что-то лепетал про танцующего Кучики.
- ТВОЮ Ж МАТЬ! ДА КТО МНЕ ОБЪЯСНИТ, ЧТО ТУТ ТВОРИТСЯ И ПРИ ЧЕМ ТУТ КУЧИКИ?!

Тем временем причина бедствий Сейретеи сидела у себя в офисе и с помощью небольшого зеркальца любовалась на еще слегка припухшую кожу плеча, украшенную отныне двумя красивыми иероглифами, складывавшимися в самое дорогое для Кучики имя.
Собравшись вечером домой, весело насвистывая песенку, он мимоходом улыбнулся Рикичи и даже похлопал того по плечу, чем невольно увеличил и без того большое число пациентов четвертого отряда за прошедший день.

@темы: Kiri, стеб, G, Бьякуя, Ичиго, Ренджи, Рукия

Комментарии
2009-01-12 в 12:57 

Kirine
ууух! наконец-то дочитала! :D терпеть не могу канонного Бякую и обожаю Бякую ООС-ного! :love: Мне нра!)))
к слову, тут с темками тоже самое :) , и в примечании в шапке - по-моему, там идёт упоминание другого сообщества? :hmm:

2009-01-12 в 13:02 

If I die before I wake, pray the lord my soul to take.
ща все поправлю)))) нда... писалось просто в разное время, вот много и получилось)))

2009-01-12 в 13:03 

If I die before I wake, pray the lord my soul to take.
эм, а где про другое сообщество?

2009-01-12 в 13:06 

If I die before I wake, pray the lord my soul to take.
я не могу поставить точку с запятой! Уже на десятый раз переправляю и оно никак!

2009-01-12 в 13:25 

Kirine
Примечания: тот факт, что я давно подписалась на это сообщество, наконец сподвиг меня на написание собственного фанфика. Он у меня первый... И, как там полагается... - будут тапки - кидайте)))
вот тут, кажется. Вроде бы говорится про сообщество по бякуренам?))
А с темками уже всё в порядке! в опубликованном посте они и должны отражаться через запятую, а в режиме редактирования для этого надо проставлять точку с запятой. Кажется, так :)

2009-01-12 в 13:31 

If I die before I wake, pray the lord my soul to take.
А!)))) пошла исправлять

2009-01-12 в 13:39 

Kirine , это оно уже исправлено? :-D Ну и правильно, чего заморачиваться!))))

2009-01-12 в 13:42 

If I die before I wake, pray the lord my soul to take.
неприятное воспоминание связано с этой строчкой! Ну ее нах))))

2009-01-12 в 13:44 

Kirine , вот так бы сразу!)))

2009-01-12 в 18:42 

квантую моменты истины за еду
Kirine, дааа, оос-Бьякуя все равно лучше и ниипет! Меня радует)))

2009-01-12 в 19:34 

If I die before I wake, pray the lord my soul to take.
puni
пасиба))

2009-01-14 в 19:06 

Своею дорогой ступает, зеленые жмуря глаза, на мягких подушечках лапок, виляя изгибом хвоста (с)
Kirine
Бья-тян - каваиии! Бедный Ренджик :lol: ... бедный Сейретей :lol:

2009-01-14 в 20:35 

If I die before I wake, pray the lord my soul to take.
Hisuiiro
всех почему-то убивает этобья-тян)))) а мне нра)))) в конце концов он живой человек, может себе позволдить расслабиться)))

2009-01-14 в 20:39 

Своею дорогой ступает, зеленые жмуря глаза, на мягких подушечках лапок, виляя изгибом хвоста (с)
Kirine
Да мне же наоборот очень-очень нравится!!! Я всемя руками за!.. за любого Бья-тяна... и в любой позе)))

2009-01-14 в 20:59 

If I die before I wake, pray the lord my soul to take.
Hisuiiro
О)))

   

BleachFanFixion

главная