22:22 

note#: [Kaze No Slave]

All people live relying on their knowledge and understanding, and so are bound to them. They call it "reality" © Masashi Kishimoto
АВТОР: Татиус (suzuki_akira@tut.by)
БЕТА: место вакантно
НАЗВАНИЕ: Kaze No Slave
ФЕНДОМ: Bleach
РЕЙТИНГ: G
ЖАНР: romance; агнст
СТАТУС: в процессе
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА: Улькиорра/Орихиме; Айзен/Орихиме;
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: AU по отношению к манге. Не глобальное. ООС
ДИСКЛАМЕР: герои принадлежат не мне, я только нагло пользуюсь их именами;
САММАРИ: "Мы дадим тебе ветер взамен твоих воспоминаний" какое заманчивое предложение. "Мы дадим тебе ветер взамен твоих воспоминаний" готова ли ты совершить такой обмен? "Мы дадим тебе ветер взамен твоих воспоминаний" – у тебя нет выбора, дорогуша, потому что всё уже давным-давно решено за тебя.
ОТ АВТОРА: часть этого фика уже выставлялась. Тогда он назывался «Клетка» и имел в себе немного другую сюжетную линию. Сейчас идея осталось той же, но сюжет сам по себе потерпел изменения. Так же, как и настроение. Если раньше уклон переходил на романс, то сейчас большую часть истории будет занимать агнст.
ЗВУК: Suicide ali - Kaze No Slave
РАЗМЕЩЕНИЕ: по вопросам размещения обращаться на у-мыл или е-мыл.


Я стал рабом ветра

Только я могу быть собой

Значит, я буду идти вперёд в поисках, прежде всего,

Что бы никогда не ранить тех, кто остался за моей спиной.

(с) Suicide ali


I

"Мы дадим тебе ветер взамен твоих воспоминаний"


Наверное, космонавты видят открытый космос сквозь такие же маленькие окна – иллюминаторы. И если бы не решётка, то Орихиме могла бы представить себе, что она космонавт, отправившийся в опасное путешествие. Путешествие и вправду было опасным, только вот оно не имело никакого отношения к космосу. Оно скорее имело отношение к ограничению свободы, риску для жизни и отречению от всего мирского.

В общем-то, в решётке не было никакой необходимости – окно было слишком высоко, что бы девушка могла до него добраться. Да и даже если бы ей удалось это сделать, то куда бы она пошла? Иннуэ не могла вернуться в свой мир самостоятельно, не прибегая к посторонней помощи. Наверняка решётка была установлена для того, что бы лишний раз напомнить пленнице, кем она на самом деле является.

Подумать только всего за один день её огромный мир сузился до пустынной комнаты, в которой стояли только диван, да стол со стулом. Поистине спартанский минимализм. А ведь ещё совсем недавно она с усердием мыла пол в своей комнате, мечтала сходить во все кафе города и накупить столько мороженного, что бы можно было угостить каждого прохожего.

Конечно, здесь Орихиме была избавлена от каждодневных обязанностей, таких, как стирка, уборка или приготовление пищи. Хотя, по правде говоря, девушка совсем не считала это обязанностями. Ей это даже нравилось, потому что тогда она хоть чем-то занималась. В Хуэко Мундо же заняться было абсолютно нечем. Здесь было так скучно, что у Орихиме не оставалось сомнений в том, что если бы в Лас Ночес залетела бы муха, то несчастное насекомое тут же померло бы, едва только залетев в окно.

Поэтому Орихиме ничего не оставалось, как думать, воображать и ещё раз думать. На самом деле это не так просто, как кажется. Думать непрерывно, пытаться угнаться за, рассыпающимися бисером по полу, мыслями. Нить всё время обрывается, сбивая стройный логический ряд, по принципу домино.

В Лас Ночес невозможно следить за временем. Часов здесь нет. А если и есть, то Орихиме их не видела, потому что ни в коридорах, ни в зале, где её обычно встречал Айзен их не обнаружилось. Девушка не была уверенна в том, что в Хуэко Мундо существует такое понятие, как «время» - всё здесь словно бы застыло, умерло. Даже воздух здесь был такой странный, словно бы синтетический. Иноуэ уже давно перестала следить за течением времени. Конечно, можно было следить за ним от одного приёма пищи до другого, но когда каждый день похож на другой, как брат-близнец, всё внутри мешается, не позволяя проводить грани между сном и явью.

Всё вокруг казалось нереальным - где-то внутри неё маленькая, наивная Орихиме до сих пор не верила в то, что она так легко отправилась в Хуэко Мундо вместе с молчаливым аранкаром, спасая жизни своих друзей. «Как они там? Что с ними?» - эти вопросы преследовали её бессчетное количество раз, приводя несчастную в иступленное волнение, а затем и в отчаянье.

Она ощущала себя словно бы Алиса в Стране Чудес. Только вот Улькиорра не был кроликом, и Алиса вряд ли каждую минуту боялась за жизнь своих близких.

Стоило Орихиме подумать об этом, как за дверью раздалось знакомое «я вхожу» и на пороге обозначился тот самый «не кролик».

- Айзен хочет тебя видеть. Идём.

Он говорит это и оборачивается, намереваясь выйти из комнаты. У аранкара нет ни малейшего сомнения в том, что человеческая девушка последует за ним.

И она следует. Идёт, обречённо опустив в пол полный печали взгляд. У пленённой молодой нимфы нет выбора. Но если бы он был, то она непременно постаралась бы избежать этой встречи. Айзен ей не нравился. Несмотря на показную доброжелательность и вежливость, он вселял в неё только чувство того, что всё вокруг неё не натурально, искусственно. Свет, стены, длинные коридоры, узоры на полу – всё это было каким-то не правильным, не натуральным.

В последнее время Айзен слишком много времени уделял Орихиме. И это было, пожалуй, одним из немногих развлечений в Лас Ночес. Временами она сидела в его кабинете и пила чай. Они ни о чём не говорили. Временами он позволял ей наблюдать за его работой, попутно высказывая свои мысли и предположения, которые заставляли всё внутри Иноуэ сжиматься от ужаса. Ками-сама, если за эти месяцы Ичиго не станет сильнее, то всё пропало. У мира нет шансов.

Порой девушке было сложно понять, о чём говорил бывший шинигами. Он объяснял. Объяснял до тех пор, пока до неё не доходило. Орихиме внимательно слушала, пытаясь запомнить – эти сведения могли бы помочь Сообществу Душ в войне.

Одного Орихиме не понимала. Зачем Айзен всё этой ей рассказывает? Ведь если выдастся такая возможность – она непременно расскажет всё Сообществу. И где-то в груди неприятный холодок царапал внутренности, а возле уха шептал неприятный голосок: «это значит, что нет никакой возможности, О~ри~хи~ме».

А позади неё молчаливой статуей всегда стоял Улькиорра. Он пугал её. Пугал своей холодностью и непредсказуемостью. Стоило ему оказаться рядом, как чувство тревоги начинало сжимать горло в спазмах. Невероятных усилий ей стоило казаться спокойной рядом с этим чудовищем. Его голос завораживал, вибрировал в воздухе, посылая Орихиме только одну мысль: «подчиниться». Она не могла поступить иначе, потому что страх всё сильнее точил её непоколебимость с каждым днём. Медленно и неотвратимо девушка теряла веру в себя. Это было отвратительное чувство. Клубящимся дымом образовавшееся пространство заполнял холод. Он безжалостно царапал внутренности, оставляя саднящие, едва заметные ранки в душе.

И всё же Иноуэ всё ещё удавалось взять себя в руки и отогнать жуткие мысли из головы. Не надолго. И всё же это были её маленькие победы над своим разумом. Победы, которые пока ещё не давали ей скатиться на дно.

- Ты хочешь уйти отсюда? Покинуть это место? – вопрос застал её врасплох.

Сердце предательски затрепетало в груди, а щёки быстро залила краска. Этот голос над её ухом. Он принадлежал самому отвратительному человеку в мире. Из всех выше перечисленных Ичимару Гин вызывал в ней самое большое отвращение.

«Хочешь, хочешь, хочешь?» - отдавалось эхом в голове.

Вопрос определённо был с подвохом.

- Конечно, хочешь, - тонкие пальцы с обманчивой нежностью убирают рыжую прядку с лица.

От этого ненавязчивого прикосновения хочется броситься вон с истошным воплем. Бежать не имеет смысла. Некуда. Некуда деться из этого муравейника пустых.

Айзен смотрит на забавляющегося Гина. В его взгляде сквозит чувство удовлетворения, а уголки губ кривит лёгкая улыбка. Ему нравится. Нравится смотреть, как в одно мгновение из неприступной и холодной принцессы Орихиме в одно мгновение превращается в испуганного зверька. Нравится видеть, как белеют костяшки пальцев, сжимающие платье, как мелко, едва заметно подрагивают губы, как в один миг сбивается дыхание. Это даже лучше, чем, если бы её ударили. Гораздо сильнее и больнее. Сильнее перехватывает дыхание, быстрее вздымается пышная грудь. И никаких слёз. Пока ещё.

Иноуэ вздрагивает всем телом, когда на её колени ложатся чужие локти.

- Почему ты молчишь, принцесса? Неужели ты проглотила язык?

Какая из улыбок страшнее – Айзена или Гина? Пожалуй, они обе отвратительны. Только Ичимару делает это чаще. Вот и сейчас губы его растянуты в неестественной улыбке, а глаза, эти страшные глаза всё так же цепко следят за каждым её движением.

Они насмехаются над ней, наблюдают за ней, дотрагиваются до неё.

- Айзен, похоже, эта девочка не хочет с нами говорить, - удручённо восклицает бывший шинигами, и кладёт свою голову на колени Орихиме.

Так хочется закрыть глаза и не смотреть. Забыть, как страшный сон, что бы уже никогда, никогда не вспоминать. Иногда ей снится, что всё в порядке, что она никогда не уходила в Хуэко Мундо, что она до сих пор ходит в школу со всеми, что так же обедает с девчонками на школьном дворе, встречает Тацуки с тренировок, а та отчитывает Чизуру за приставания и пошлые мысли. Но всё это исчезает, стоит ей открыть глаза.

Сейчас Орихиме с радостью отдала бы всё, что бы оказаться спящей у себя на диване. Погрязнуть в них, ограждая себя от реальности, убегая, убегая от ненавистной действительности, спотыкаясь и падая, но двигаясь вперёд.

Не имеет, смыла отвечать на вопрос Ичимару. Потому что его вопросы – ничто иное, как попытка вывести её из равновесия. Зачем они это делают? Ведь и так ясно, что Айзен не отпустит её до тех пор, пока она не выполнит свою роль в его игре. Сейчас она простая пешка в умелых руках. Но у неё ещё есть шанс пробиться в королевы. Это сложно, но она должна попытаться.

- Гин, не пугай Орихиме, - голос Айзена звучит мягко.

- Неужели я такой страшный? – чуть обиженно спрашивает Ичимару, но всё же убирает руки с чужих колен, а затем и вовсе уходит куда-то вглубь комнаты.

Айзен отпускает её. И можно едва заметно выдохнуть, скрываясь от цепких взглядов за спиной. Только вот беда – впереди за ней следит ещё один.

***

Здесь было скучно? Возрадуйся же, ибо с сегодняшнего дня твоя жизнь превратится в кошмар.
Хочешь стать королевой? Плати. Плати кровью, слезами и одиночеством.
Стирай свою память, измазывая руки в боли.
Быть может тогда тебе откроется то, что то так долго ищешь..

Продолжение следует..

@темы: AU, G, angst, Татиус, Орихиме, Улькиорра, Айзен,

   

BleachFanFixion

главная