23:16 

Название: Как у любовников.
Автор: #Meta-NC17
Бета: Рыжая шельма, больше не надо, спасибо))
Пейринг: Ренджи/Шуухей, Шуухей/Ренджи
Рейтинг: NC-17
Жанр: pron, PWP
Статус: закончен
Размер: 1 520 слов.
Примечание: написано по заявке на фикатон.
Дисклеймер: взяла, потрахала, положила на место.
От автора: автор питается комментами.

Его стоны, такие горячие и страстные, наполняют пустую и холодную комнату жизнью. А собственное тяжелое хриплое дыхание вкупе с ними возбуждает сильнее всякого афродизиака: мгновенно, сильно, почти до тянущей боли. Кто бы мог подумать, что парень сможет так сладко стонать лишь от ловких движений языка у него в паху? Никакой симуляции - Шуухей, запрокинув голову, громкими стонами награждал Ренджи за подаренное удовольствие, чуть придерживая его яркий загривок.
Никакой опасности, что кто-то зайдет - казармы старших не такие, как у младших по званию. По комнате на двоих - это весьма удобно. Особенно, если сосед часто пропадает на пьянках.
- Поднимись, - выдыхает Хисаги, притягивая Ренджи к себе, заставляя приподняться с колен, - иди сюда...
Поцелуй долгий, глубокий, проникновенный, как у влюбленных. Но здесь - не так. Хоть оба и наслаждаются: Ренджи - нежным языком Шуухея, а Хисаги - своим собственным вкусом, но это не любовь. Это... просто секс?
Не говоря ни слова, Шуухей заставляет Ренджи сесть к нему на колени, лицом к лицу, упираясь друг дружке в пах напряженными членами. У Хисаги хакама спущены, поэтому он, пользуясь моментом, трется членом о ткань, в которую все еще облачен Ренджи, вызывая у себя нежный и глубокий стон. А Абараи, дергает оби, пытаясь побыстрее стянуть его, жарко, обжигающе дышит и быстро, невесомо целует многозначную и, одновременно, такую простую «69» на щеке, но ритм его поцелуев с общими движениями никак не хочет совпадать, поэтому он просто прикусывает нижнюю губу от возбуждения, уткнувшись носом в ухо парню.
Хотя кровать, на которой они сидели, и была весьма просторна, но этим двоим места явно мало. Горячо вжимаясь голым телом в тесные объятия Хисаги, Ренджи даже не подумал о том, когда тот успел скинуть свое косоде и как умудрился стянуть его еще и с самого Абарая. Он лишь, чуть приподняв бедра и подавшись вперед, прижимая голову Шуухея к своей груди, медленно и аккуратно опускается на пальцы, подставленные любовником. Тут сказался опыт их многочисленных встреч: проникновение легкое, и парень почти не встречают сопротивления. Влажными от слюны и пота двумя пальцами Хисаги скользит по нежной коже ягодиц Ренджи и чуть надавливает, входя медленно, но уверенно. Одной рукой проникая в горячего и податливого Абарая, другой Хисаги придерживает его за поясницу, неосознанно царапая нежную и чуть влажную от пота кожу.
- Такой… Тесный… - с придыханием шепчет Шуухей своему любовнику, - Почему ты всегда такой, а?.. Раз за разом… Ренджи…
Сильнее прогибаясь в пояснице и крепче прижимаясь к Шуухею, Ренджи лишь тихо стонет в ответ, выдавая безумное наслаждение от томного и нежного вторжения.
Полные вожделения и желания короткие фразы, как нельзя лучше показывающие крайнюю степень их возбуждения, как у влюбленных. Но здесь - не так. Хоть оба и наслаждаются: Ренджи – пошлостями, которые так сладко звучат из уст Шуухея, а Хисаги – правдивостью этих самых фраз, но это не любовь. Это... просто секс?
Не успевает Абараи привыкнуть к только появляющемуся ритму толчков внутри, как Хисаги начинает его увеличивать, губами увлекая Ренджи в глубокий поцелуй. Руке, которая до этого придерживала Абарая за поясницу, он находит более приятное занятие, опустив ее на упирающийся в живот член измученного шинигами. И сейчас Ренджи уже не почти не сдерживает себя - он, сильно, до осознанной боли, закусив губу, шумно дыша и постанывая, утыкается носом в макушку Хисаги, до боли в суставах вцепившись пальцами ему в волосы на загривке.
Чувствуя на губах соль пота, вдыхая полной грудью запах возбуждения и желания, Шуухей медленно сходит с ума. Бьющееся в руках тело, в предвкушении оргазма не замирало ни на миг, с каждым мгновением увеличивая темп. И когда Ренджи уже был готов излиться с каким-нибудь хриплым ругательством, Хисаги, прервав ласки, перехватывает Абарая за поясницу и резко тянет в сторону, заваливая того на кровать. Не ожидая такого подвоха от любовника, Ренджи удивленно выдохнув что-то, похожее на «ах!», валится на бок, соскальзывая с пальцев и всем нутром чувствуя неприятную мгновенно наступившую пустоту. Алые волосы, разметавшиеся по простыням, тяжелое дыхание и растерянный и, в то же время, полный некоторой злости за прерванное удовольствие взгляд, выдает в Ренджи жуткого эгоиста, так некстати просыпавшегося в моменты особого удовольствия. И полный разочарования стон Ренджи лишь вызывает пошлую улыбку на губах Шуухея.
- А про меня ты забыл, да? - обнаженный, парень забирается на кровать с ногами и, повернувшись к Абараю спиной, встает на четвереньки и, чуть расставив ноги и прикусив нижнюю губу, прогибается в спине, открывая Ренджи шикарный вид и прекрасную возможность удовлетворить дикое возбуждение.
Сквозь пелену возбуждения Абараи все же замечает, с каким невероятным желанием Хисаги припадает грудью к постели, немного повернув голову назад, и свободной рукой принимается ласкать себя, чуть оттягивая свой член за головку вниз и слегка сжимая кулак. Как хрипло и сладко он стонет, поводя бедрами, всем своим видом умоляя Ренджи не медлить.
И Абараи не выдерживает – вскидывается, рывком хватая и притягивая Шуухея к себе за ягодицы, вжимается лицом ему в промежность и принимается быстро, но чувственно вылизывать нежную кожу там, едва не забираясь языком в самую дырочку, лишь лаская ее края. Хисаги быстро убирает свою руку от члена и, сцепив ладони в замок, упирается локтями перед собой, то и дело заламывая руки от удовольствия и награждая наглого любовника глубокими грудными и хриплыми стонами.
- Мне казалось… Я ведь просил, если помнишь… - еле разборчиво выдыхает Хисаги, едва прекращая стонать, - Просил, чтобы ты мне… Руки… Связал… Ренджи, пожалуйста!
Шуухей подается назад сильнее обычного, продолжая заламывать себе руки, и немного недовольно шипит, когда Ренджи отстраняется и легко хлопает его по бедру:
- Ты ведешь себя как шлюха, Хисаги, ты в курсе?
Быстро хватая оби, валяющийся рядом с кроватью, Абараи наскоро и не очень туго перевязывает запястья любовнику, но так, что стянуть веревку представляется не очень-то и простой задачей. В знак благодарности Шуухей, пряча лицо в ладонях и возбужденно постанывая, чуть приподнимает бедра и сильнее разводит ноги, приглашая Ренджи продолжить прерванное занятие.
Абараи, возбуждаясь от вида разгоряченного и обездвиженного желанием парня сильнее прежнего, усаживается обратно между его ног, перехватывает Шуухея под животом, и кончиками пальцев едва заметно касаясь напряженного члена своего друга, продолжает вылизывать его. Почти обезумевший Хисаги непроизвольно начинает подаваться навстречу умелому языку Абарая, до боли искусав покрасневшую нижнюю губу и ловя неимоверный кайф от того, как ткань неумолимо натирает запястья.
- Ну… же… Не… тяни… - Шуухей, перемежая слова со стонами, вытягивает перед собою связанные руки, упираясь в спинку кровати и хватаясь за нее, не в силах больше терпеть дикое напряжение в паху, так сладко усиливающее пульсацию с каждым движением рук и языка Ренджи.
Дважды повторять не пришлось – Абараи и сам был на пределе. На мгновение он отстраняется от любовника, но лишь для того, чтобы в следующую секунду до упора заполнить того собой, вызывая легкий вскрик, полный запредельной чувственности. Шуухей, от возбуждения почти и не ощутивший боли проникновения, лишь чувствовал ягодицами теплого Ренджи и слышал лишь бешенные удары собственного сердца, подстегиваемого невероятно сильным возбуждением. Не медля больше, Абараи надавливает руками на спину парня, заставляя его прогнуться еще больше, и начинает двигаться в нем, выходя резко и тут же входя на всю длину, совершенно не прислушиваясь к реакции Хисаги. Да и был ли смысл прислушиваться? После долгих ночей, проведенных вместе, Ренджи изучил тело любовника ничуть не хуже, чем знал собственное.
Именно так нравится этому бесстыжему Шуухею: завести Ренджи до передела, чтобы он в конец перестал контролировать свои действия, чтобы звериный блеск в его глазах начинал пугать, чтобы нежность заменялась всепоглощающей похотью и желанием. И чтобы рычал, чтобы царапал спину и до синяков стискивал шуухеевскую задницу, чтобы скрежетал зубами от возбуждения, чтобы…
Другое дело было, когда Ренджи, после очередной горячей ночи, проведенной в объятиях Хисаги, задумывался «а зачем, собственно, это все ему надо?» Зачем это так необходимо им обоим? Нет, конечно, горячая молодость, пьянящая бесконечная близость смерти и постоянные битвы, разрушавшие нервы и мировоззрение любого, кто хоть раз окунулся в них, несомненно, требовали чего-то в противовес. Чего-то более яркого, более горячего, не такого опасного, но такого же дикого, что несколько умеряло бы пыл молодого тела. И секс был идеальным решением в этом вопросе, «золотой серединой». И Ренджи с Хисаги поняли это, узнав друг друга чуть ближе, чем полагалось. Страсть и жажда безумных ощущений, рвавшаяся наружу из обоих, сильнее всего проявлялась не в боях между ними, а в постели. Именно в ней оба могли использовать любые, самые грязные приемы, и оба же ими наслаждаться, теряя голову.
Подаваясь навстречу вбивавшемуся в него Ренджи, Хисаги извивается в его руках, постоянно приподнимая бедра и опуская их, сам изменяя угол проникновения члена и стараясь сделать так, чтобы Абараи касался простаты как можно сильнее и чаще, ненасытно ловя наслаждение от каждого такого касания. Немного погодя Ренджи начинает замечать как сжимается в предвкушении скорого оргазма Шуухей внутри, как учащается его дыхание, как стоны становятся громче и протяжнее. Да и сам Ренджи уже почти готов был излиться внутрь любовника, так что, совершив еще несколько страстных и сильных толчков, он входит как можно глубже в кончающего парня и под его удовлетворенный вскрик кончает сам.
Излившись, он подается назад и, наполовину вынув свой все еще твердый член из раскрасневшейся дырочки Хисаги, он входит снова, плавно и медленно, скользя внутри него.
В такие моменты, после дикого и животного секса, освободившись от опошляющего желания, их секс похож на секс влюбленных: нежный, чувственный. Но здесь – не так. Хоть оба и наслаждаются: Ренджи – влажностью и податливостью Шуухея, а Хисаги – последними мгновеньями захлестнувшего его оргазма, но это не любовь. Это… просто секс.

@темы: #Meta-NC17, NC, pwp, slash, Абараи Ренджи, Хисаги Шуухей

Комментарии
2009-03-12 в 11:13 

If I die before I wake, pray the lord my soul to take.
мне понра... :five:

2009-03-13 в 22:55 

особенности косплейного костюма - чешется, коляется; пришито так, что трусы не снять (с)
...вот это PWP! просто жесть. В лучшем смысле этого слова! :rotate:

2009-03-13 в 22:59 

K I R I, доомо-доомо))
Lerno, ^_^ давно руки чесались по этим двум красавчикам что-нибудь такое написать)) :eyebrow:

2009-03-14 в 08:43 

If I die before I wake, pray the lord my soul to take.
#Meta-NC17
еще давай))) я вообще то не очень ПВП, но в последнее время меня с шу и ренджи прет))))

2009-05-19 в 22:00 

#Meta-NC17 ааааа!!! Снос башни! Это снос башни! Х_х
фап-фап-фап

2009-05-19 в 23:17 

[el gato], арр, я рад)) :hash2:

2009-05-20 в 10:31 

это мего! =))

2009-11-10 в 14:55 

почему я не там, где ты
это дикость, неописуемая.
столько чувств, эмоций, энергии.
так ярко, живо.
восхитительно.
кончила, если позволите так выразится. :hlop:

   

BleachFanFixion

главная