22:33 

Название: По ту сторону огня
Автор: Эльрик [el_gato] Хеллек
Бета: сам себе
Фэндом: Блич
Пейринг: Хисаги/Ренджи (Ренджи/Хисаги)
Рейтинг: NC-17
Жанр: drama, hurt/comfort
Саммари: О том чего никогда небыло. О том, что могло бы быть. Или о том, чего уже никогда не будет.
Дисклеймер: все права и лева принадлежат Кубо Тайто
Размещение: по договоренности.
От автора: Начать стоит с того, что это не_фанфик - это всего лишь несколько историй объединенных одной отправной точкой, где случиться могло все что угодно. Но ничего этого на самом деле не было поэтому истории не ограничены во времени, реальности и возможностях.
Вообще-то я до последнего всячески боялся куда либо выкладывать это, боялся, что не поймут, но оно прямо-таки требует оценки =)

Дураки. Сказал же ясно, чтоб все уходили. Но нет.
- Хисаги-сан?! - Тонкий девичий голос в спину.
Язык немеет и не получается еще раз сказать им, чтоб убирались отсюда. А Пустой, пошире раскрыв зубастую пасть, несется на нас.
Страшно. Я уже понимаю, что не смогу защитить их, вижу, как ужасная лапа взметнулась в воздухе и жгучей болью опаляет лицо. Ничего не видно, только под пальцами что-то теплое, липкое. Сладковатая слизь с металлическим привкусом задерживается на губах, облизываю их - бесполезно. Казалось, конца этому не будет.
- Хисаги-сан?
Что-то тяжелое касается плеча, и обеспокоенный голос рвется в сознание. Пытаюсь приоткрыть глаза, понять, что же произошло... но все безуспешно.


***
Вроде бы целая вечность прошла прежде чем медики позволили мне встать с кровати, а ничего не менялось. Все те же тренировочные площадки, завороженные взгляды однокурсниц и уважение преподавателей. Только теперь все буд-то еще больше восхищались мной.
Под палящим солнцем улицы Сейритея казались болезненно желтыми, и уставшая листва тихо шелестела, отчаянно тянулась за едва уловимым ветром. Я думал, что невозможно придумать что-то более горячее, чем эти каменные стены, чем этот плавящийся воздух...
Но я ошибался.
- Хисаги-сан! Рад, что с Вами все в порядке.
Это чувство, его ни с чем не спутать. Так все тело сгорало изнутри, так покрывалась волдырями и лопалась кожа, хотелось беспомощно закрыть руками лицо, но и это не помогало. Так было только тогда, когда рядом появлялся он. Неугомонный, наглый, упрямый. Он не знал поражений и шел только вперед, казалось, ничто его не остановит.
Раздраженно дергается щека, пальцами провожу по еще свежим шрамам.
- Да, Абараи, все в порядке. Скоро снова учения, так что будь готов.
Он бодро кивает и вихрем уносится прочь. Его любили, его уважали, ни одна студенческая пьянка без него не проходила. Он был душой компании и центром внимания. Он притягивал взгляды и заставлял всех вокруг радоваться, но...
Я что один чувствую этот жар? Только мне он приносит такую боль?

***
Сила пришла неожиданно. Порывом ветра подхлестнула в спину, потом окутала с ног до головы.
- Хисаги-сан!
Дрожащий девичий голос вырывает из бурлящего потока разноцветных искр и собственных размышлений. Я обернулся, но было поздно. Огромная когтистая лапа меньше чем через мгновение разорвет кожу на лице, потом сомнет кость и ничего не останется от Хисаги Шухея.
Только чей-то меч бесполезно лупит по лапе, жалобно звякнув, падает под ноги. Этого было вполне достаточно, чтоб успеть разрубить пополам, отвлекшегося, Пустого. Этого было вполне достаточно, чтоб успеть понять, кто этот безумец, кинувшийся наперерез смерти.
И ветер треплет растрепавшиеся красные волосы, и тихонько задувает этот ужасный огонь внутри их обладателя. Только огнь никак не сдается.
Абараи выпрямляет спину, глубоко вдыхает и смотрит на меня своим безудержно наглым взглядом, вытирая пот со лба.
- Абараи, Кира, Хинамори, разве я не давал приказ отступать? - Раздраженно спрашиваю у них.
- А мы заблудились. - За всех отвечает Ренджи.
Но буд-то нужно сказать что-то еще, что-то важное. Ускользающее.
Но он уже не смотрит на меня, он косит взгляд на явившихся из ниоткуда Айзена-тайчо и Ичимару-фукутайчо. Как хищный зверь шевелит носом, кривит губы и, схватив Киру за рукав косоде, скрывается где-то в переулке.

Бокен трещит под ударами противника, дыхание сбито, из горла вырывается только тихое хрипение, по вискам катится пот. А он продолжает атаковать, не оставляя никаких шансов для контр-отаки, и все, что я могу сейчас это защищаться. В его глазах азарт и шальной блеск, кажется, черные зрачки ловят и поглощают в себе каждый лучик солнца, заставляя их бесноваться сотнями маленьких чертенят.
Если меня вдруг спросят, что я выберу - выйти с бокеном против сотайчо или с боевым зампакто против Абараи Ренджи, я без раздумий соглашусь на первое. Но меня никто не спрашивал, просто нужно провести показательный бой перед новичками. И выбрали для этого лучших студентов Академии.
Никчемный кусок дерева разлетается в щепки, успеваю поднять руки прежде чем противник наносит очередной удар. Он тоже отбрасывает палку, тяжело дышит, отточенными движениями собирает в хвост растрепавшиеся волосы. Перекатываются тугими жгутами мышцы на сильных руках, на взмокшей обнаженной груди. Только сейчас под взглядами сотен первокурсников, я понял, насколько он прекрасен. Сейчас, когда нужно сохранить лицо, даже не смотря на то, что не я вышел победителем. Приходится уйти с тренировочной площадки и сесть в тени дерева, но Ренджи тут же возникает рядом. Довольно улыбается, протягивает руку и говорит что-то о хорошей тренировке, а я сжимаю его ладонь, и она мне уже не кажется такой горячей, как раньше. Просто приятное тепло, которого порой не хватает в снежную зиму.

***
- Хисаги-сан!
Голос Хинамори уже порядком раздражает, хочется послать все к меносу в пасть и навешать девчонке подзатыльников. В принципе, этим можно заняться после того, как покончу с этим Пустым.
- Кира, прикрой Хинамори-тян! - Уже знакомый по предыдущим тренировкам голос.
Он привык брать инициативу на себя, привык, что ему подчиняются.
Прыжок, удар по маске Пустого. Этот был настоящим, не тренировочной копией. Хотелось бы знать, что там произошло и почему эти трое все еще здесь? Приказ был дан короткий и ясный. Отступать. Уж это-то они должны уметь?..
Удар не причиняет чудовищу никакого вреда, он продолжает размахивать огромными лапами и метит, кажется, в Ренджи. Но этот красноволосый дурак сам кидается на него. Его атаки не приносят никакой пользы, Пустой только еще больше бесится. Краем глаза вижу, как Изуру утаскивает девчонку в переулок, слышу сдавленные крики и, спустя пару секунд, из переулка появляется Ичимару-фукутайчо. Полы его хакама залиты кровью, на лице привычная улыбка, сейчас особо жуткая. Удар его меча и удар пустого обрушиваются на Ренджи одновременно, и я не успеваю ничего сделать.

Крик разрывал горло. Уверенные руки прижимают плечи к кровати, ласковый взгляд заставляет успокоиться. Котецу-сан гладит меня по голове, перебирает волосы, что-то шепчет. Ее голос рождает в сердце приятное тепло, хочется только снова уснуть, но осторожные пальцы касаются свежих шрамов на щеке. Кажется, это последствия последней тренировки.
- Исане-сан, а что с Абараи? - Спрашиваю сиплым голосом и, почему-то, очень тихо.
- Это тот красноволосый? С ним все в порядке, это он принес Вас к нам, Хисаги-сан.
И только тогда я сдаюсь в объятия сна. На этот раз там было что-то очень уж приятное, ласковое...


Гомон толпы, стук бокенов. Вроде бы сейчас бой вели офицеры одиннадцатого отряда, этим отморозкам только дай оглоблями помахать. Прохладный ветер гуляет в небольшой рощице недалеко от тренировочной площадки. Где-то в ветвях деревьев поют птицы. Уже четверть часа прошло с окончания нашего с Ренджи поединка. Он разлегся на траве и беззаботно улыбался, прикрывая глаза рукой. Я не уверенно протягиваю руку и стаскиваю кожаный шнурок с его волос. Они рассыпаются по сочной зелени травы, искрят на солнце. Абараи приподнимается на локте и, часто моргая, непонимающе смотрит на меня. Растерянно улыбаюсь, тереблю в руках шнурок.
Чего я хотел?
Ренджи понимающе ухмыляется, укладывается мне на колени и снова закрывает глаза. Он даже сейчас похож на хищное животное. Чувствуется в нем огромная сила, даже когда он вот так мирно посапывает разморенный теплым солнышком. И во второй раз рука против моей воли тянется к нему. Касаюсь пальцами его щеки, провожу по идеальной линии подбородка, по губам. Ренджи хватает меня за запястье и смотрит в глаза как-то дико. Но вот спадает мутная поволока и снова привычный ясный взгляд, губы растягиваются в улыбке, слабеет хватка. Абараи прикладывает мою руку к своим губам. Они на удивление мягкие и нежные, не характерно для такого же, как и я, выходца из Рокунгая. Осторожно проводит языком по кончику пальца, словно пробует на вкус, затем обхватывает губами, и снова языком по ладони и прижимает ее к щеке. Я, как завороженный, смотрю на него, ловлю каждое движение. Кажется, даже дышать перестал, буд-то боялся спугнуть наваждение. Но оставаться дальше без воздуха просто невозможно...
Вдох. Ничего не меняется.

***
Хинамори против обыкновения не кричала мое имя. И не было Пустого. Вообще никого не было. Уши закладывало от шквального ветра, спину чем-то невыносимо обжигало. Я обернулся и увидел высоченную стену огня.
Огонь ревел, требовал, звал. Но плавились волосы, и даже этот сумасшедший ветер не мог прогнать запах гари. Опять пузырится кожа, лопается, шипит. Где-то там вдалеке вижу знакомую красноволосую фигуру. На плечах у него какая-то странная меховая накидка, а рядом с ним гордо восседает обезьяна, раздраженно помахивающая хвостом-змеей. Очередной порыв ветра заставляет отступить огонь на целый метр и приносит коже небывалое облегчение пополам с болью. Но лучше эта боль, чем нестерпимый жар пламени. Ренджи повел носом, пытаясь разобрать запахи, но сделать это было невозможно - ветер.
- Абараи! - Пытаюсь перекричать весь этот шум, но бесполезно.
Наверное, я никогда не смогу ответить, что заставило меня сделать шаг навстречу ревущей смерти, но, прикрыв лицо рукой, я шагнул в огонь.
Шаг.
Еще один.
Медленно, но верно, расстояние сокращалось. И вот уже рукой подать до Ренджи, а он вдруг резко оборачивается и выкрикивает:
- Реви, Забимару!
Металлические пластины сворачиваются вокруг него плотным кольцом. С локтя стекает кровь, ветер толкает в спину, не глядя вытягиваю раненую руку в сторону, ладонь ощущает что-то холодное и тяжелое. Воздух, и без того беспокойный, закручивается тяжелым вихрем вокруг, бьется в стальные пластины, они начинают дрожать, скрежетать друг об друга. С резким звуком защита лопается, разлетаются куски железа, успеваю увидеть удивленные глаза Ренджи, прежде чем повалить его на землю и начать срывать с него одежду.
- Шухей, ты сдурел? - Орет он во всю глотку.
Но я не обращаю внимания, тянусь к его шее губами, чтобы наконец-то попробовать его кожу на вкус. Крошечное мгновение прикосновения и Ренджи, что есть сил, отталкивает меня и бьет по лицу. А я только смеюсь, как сумасшедший. Поднимаю руки, мол, все-все, хватит, не буйный я. Абараи, прищурившись, недоверчиво смотрит на меня.
Только сейчас удается разглядеть, что на его лице и груди появились какие-то странные черные полосы... Ну, как пить дать, тигр.
Отпускает меня, отходит на шаг назад, оборачивается. Оказывается, обезьяна все это время была тут, Ренджи треплет ее по шее и они вместе скрываются за стеной огня.

***
- У него жар! Котецу-сан! - Надоедливый мальчишеский голос над ухом надрывается.
Что уж там со мной, я не знаю, но то что жарко - сущая правда. Скидываю одеяло, не помогает.
- Котецу-сан! Ну где же вы? - Парень все не унимался.
Что-то холодное ложится на лоб, скатываются по вискам капли пота.
Тяжело. До чего тяжело. Я пытался открыть глаза, но веки буд-то налились свинцом. Я пытался дышать, но каждый вздох отдавался болью в груди. Мне тяжело было даже просто существовать.
Звуки вдруг становятся приглушенными, слышно только, как бьется сердце, и шум крови монотонным рокотом перекрывает все, что есть вне меня. Вместе с ним пришли звуки далекого степного ветра. Он не завывал, как обычно. Больше всего это было похоже на тихую мелодию флейты. Спустя время я смог различить чей-то голос.
- Ме...я зо...ут Ка...ши...и...
Разобрать удавалось лишь отдельные обрывки слов, ничего более. Но голос становился ближе и я уже отчетливо слышал о чем речь.
- Меня зовут...
Но имя неизвестного я так и не мог услышать.
- Казешини.
Неожиданно. Оглушающе. Слишком громко.
Собрав всю волю в кулак, вскакиваю, тяжело дыша, оглядываюсь по сторонам. Кругом только белые стены. Еще пепельноволосая девушка в белом халате стоит у окна.
- К Вам посетитель, Хисаги-сан. - Произносит она и тихо выходит из комнаты.
Какой еще посетитель? Где я? И кто этот чертов Казешини?
В дверях появился странного вида парень. Огненно красные волосы собраны в дурацкий хвост, зеленая повязка на лбу, потертая виды видавшая куртка, под ней веселенькая футболка, рваные штаны.
- Привет, - его голос почему-то очень серьезен.
Он садится на край моей кровати и долго смотрит на меня, изучает. Мне становится не по себе, и я снова укладываюсь, стараясь посильней натянуть на себя одеяло. Парень тянет ко мне руку, осторожно проводит по лицу, губы его неожиданно дрогнули, а взгляд из изучающего превратился в сочувствующий. Он вплотную приблизился ко мне, так что я чувствовал его дыхание на своих губах.
- Шухей... - Пробормотал он, крепко зажмурив глаза, и уткнулся лицом мне в плечо.
Я гладил его по голове, просто знал, что так нужно, убеждал, что все будет хорошо, даже не представляя, что именно должно быть хорошо. И хотелось сказать что-то еще, но я никак не понимал, как это облечь в слова. Глаза закрылись сами собой, и стало очень спокойно. Только далеким эхом слышалось "Казешини".

***
Тихая улица, сотнями искорок рассыпается тело Пустого. Кто-то сидит на крыше низкого здания. Присматриваюсь...
- Ренджи, ты чего тут делаешь? Была команда отступать!
Абараи смотрит на меня удивленно, склонив голову набок, потом взглядом указывает на место рядом с собой. В один прыжок преодолеваю расстояние между нами, присаживаюсь на желтую черепицу.
- Я давно тебя жду, - произносит он.
- Зачем? - Что-то отказывалось укладываться в голове.
- Я скучал, - по его голосу было понятно, что говорит он нечто само собой разумеющееся.
- А... я тоже. - Выдохнув, отвечаю ему.
Ренджи вдруг поворачивается ко мне и смотрит выжидающе. Резко взметнувшаяся рука зарывается в волосах, он притягивает меня ближе к себе и целует. Так горячо, нежно, страстно. Так не целовала ни одна женщина...
И разом вспоминаю, как пальцами касался его губ, как его теплая ладонь сжимала мою руку, и тот прохладный ветер в тени деревьев. Ренджи, оказывается, может быть вот таким ласкающим костерком, а не тем бешеным пламенем, что так долго сводило меня с ума. Сильная рука уверенным жестом проникает под косоде, касается груди, жадно лаская кожу. Второй рукой стаскивает с плеч бело-голубую форменную ткань, покрывает поцелуями шею, ключицы, тянется к груди. Чтобы добраться до сосков ему пришлось повалить меня на спину. На ощупь нахожу кожаный шнурок в его волосах, осторожно стаскиваю, пропускаю меж пальцев огненные пряди волос.
Опьяняла невозможность происходящего, безумие его жадных ласк, его горячее дыхание.
Его дикий взгляд, которым он сейчас смотрел на меня.
И я не мог оторвать глаз. Все в нем сводило меня с ума. Каждый миллиметр его кожи, каждое его касание, каждый поцелуй. Еще несколько минут назад я бы не поверил, что такое может случиться, а сейчас он весь принадлежит мне. Ну, или я ему, что не имеет особого значения.
Ренджи навалился на меня всем своим весом, в спину неприятно уперлись края черепицы. Нависает надо мной, смотрит. Медленно неверными пальцами развязываю его оби, руки тут же проникают под распахнувшееся косоде. Обнимать, касаться его кожи, целовать ее. Не осталось ничего более важного, только Ренджи.
Снимаю с него не нужную одежду, аккуратно оталкиваю от себя, заставляя лечь на спину. Склоняюсь над ним, он смотрит из под прикрытых век хитро, и только я успеваю поцелуем коснуться его губ, как по телу разливается сладкая волна удовольствия. Руки мгновенно слабеют, подкашиваются, утыкаюсь лицом ему в шею, кусаю губы от беспомощности, наслаждения, страсти выжигающей изнутри. А руки Ренджи не прекращали своих требовательных ласк, тело изнывало от нетерпения и желания, оставалось только льнуть к нему, умоляя о большем. Но он не спешил, только крепче обнял свободной рукой, уверенным движением прошелся по спине к плечам, взъерошил волосы на затылке.
- Ренджи, я...
Из-за сорвавшегося с губ стона так и не удалось договорить. Но хотелось сказать о том, что я, наверное, люблю его, и что хочу его всего без остатка, и что нет сил больше ждать. А Ренджи только довольно усмехнулся, уложил меня аккуратно на спину, стащил хакама и усадил к себе на колени. Безошибочно нахожу в темноте его ладонь, по одному облизываю пальцы, давая понять, что ждать больше нечего. Он снова улыбается, крепко одной рукой прижимает меня к себе, целует с еще большей страстью, чем раньше, вторая рука плавно скользит по спине, ниже. Очередной стон сквозь поцелуй, резко напрягается живот, легкое жжение становится сильнее, когда он уже двумя пальцами проникает в меня. Обнимаю его, руки сводит слабой судорогой, подаюсь навстречу его пальцам. Возбуждение нарастает, дышать тяжело, Ренджи не останавливается. Он тоже напряжен до предела, я чувствую это сквозь тонкую ткань его хакама, он обхватывает мои бедра рукой, прижимает к себе, но я знаю, что это не поможет. Медленно отвожу его руки в стороны, отрываюсь от поцелуя и ложусь перед ним на брошенную тут же одежду. Он снова прижимает меня своим телом к черепице, целует, ладонями проводит по бедрам, заставляя шире раздвинуть ноги, поцелуями спускается к шее и, наконец-то, входит в меня. Хриплый стон вырывается из его груди, рука с силой сжимается на бедре, ногти впиваются в кожу. Я тоже стонал, подавался навстречу ему, старался стать еще ближе к Ренджи, слиться с ним, но...
Следующий стон почему-то показался до ужаса неуместным.

Руки сжимают одеяло, по вискам градом катится пот, дыхание сбито. Белый потолок перед глазами. Кстати, выглядело все как-то непривычно, буд-то чего-то не хватало.
- Хисаги-сан, Вы очнулись. - Котецу, как всегда, дружелюбна. - На последней тренировке... - Она помедлила, подбирая слова, - Что-то пошло не так и вместо искусственных Пустых, там оказался настоящий... В общем, Ваш правый глаз пострадал, но нам удалось исправить ситуацию. Останутся шрамы, но это же не страшно. - Она улыбнулась уголками губ и посмотрела что-то в своих бумажках.
Ну да, шрамы украшают мужчину... А на лице, видимо повязка, потому и выглядит все так... однобоко, что ли?
- Если завтра Ваше состояние останется стабильным, мы сможем выписать вас, но нужен будет уход. - Продолжала она.
А мне вспомнился мой сон. Сон ли? Что вообще из всего этого было, а что нет?
- Уход не проблема... - пробормотал я, осторожно ощупывая повязку, - есть тут один...

Тигр красноволосый.

@темы: Hisagi, NC, POV, Renji, el_gato, slash

Комментарии
2009-05-19 в 23:32 

Нет ничего невозможного, если ты охуел до нужной степени (с)
Боже, я так рада, что про них кто-то что-то написал! Обожаю просто, когда описывают любовь этой пары! Спасибо-преспасибо огромное! Я Вас люблю! Все было красиво и захватывающе! *пошла искать днев автора*

2009-05-20 в 10:33 

Nidzigasumi ой, я аж покраснел ^_^
Это мой ОТР, так что скорее всего еще не один фик будет о них написан =))

2009-05-20 в 11:20 

Nidzigasumi
Нет ничего невозможного, если ты охуел до нужной степени (с)
Ой, это просто бальзам на раны. Я люблю, когда кто-то любит Сюхея и пишет о нем с уважением к этому персонажу. Я буду читать все, что Вы напишите о нем. Господи, кто-нибудь объяснит мне, что такое ОТР?

2009-05-20 в 12:50 

Господи, кто-нибудь объяснит мне, что такое ОТР?
one true pairing =))
Я люблю, когда кто-то любит Сюхея и пишет о нем с уважением к этому персонажу.
моя считает несправедливым то, что такому... эммм... замечательному персонажу так мало внимания уделено =(

2009-05-20 в 13:17 

Nidzigasumi
Нет ничего невозможного, если ты охуел до нужной степени (с)
Ирония в том, что ему уделяют мало серьезного внимания. Что же касается внимания в принципе, так тут его предостаточно. Сами судите:
- Что ни пьянка, то "Сюхей"
- Что ни групповой секс, то "Сюхей"
- Если надо кого-то выгодно оттенить, снова "Сюхей
- Всякие массовки без Сюхея тоже не обходятся
Лучше бы вообще не уделяли, чем так над ним издеваться.

2009-05-20 в 13:45 

Nidzigasumi тоже верно... =(

2009-05-24 в 18:46 

тронуло, но про стену огня - часть посередине - непонятно
к чему)

2009-05-24 в 21:27 

про стену огня - часть посередине - непонятно
Какбэ все там глюки Хисаги, пок он валялся в больнице, после ТОГО удара пустого, и в этом эпизоде ми взял на себя смелость описать не просто внутренние миры Хисаги и Ренджи, но и их пересечение.

2009-05-24 в 22:28 

[el gato] тогда почетче надо описывать переход из одно мира в другой, чтобы разница была видна, имх.
я т думал там битва какая) ну да может это я непонятливый такой.

2009-12-12 в 15:48 

почему я не там, где ты
:hlop:
браво.
моя фантазия не на шутку разыгралась.
я бесконечный фанат подобных шедевров.
в силу личных качеств, обстоятельств и отношений ко всему этому.
низкий вам поклон.
и огромное человеческое спасибо.
творите.

2009-12-12 в 21:26 

Leto. ох =)) спасибо за отзыв. рада что понравилось =))) очень рада =)

2009-12-13 в 03:27 

почему я не там, где ты
[el gato] , не за что)
творец творца видит издалека, как говорится)

2009-12-13 в 13:42 

=))))

2010-04-20 в 14:54 

Бисквит - это тебе не кекс и не тост, это дело тонкое. Особенно если бисквит - медовый. Это тебе не просто яйца, сахар, мед, орехи, мука, масло и все такое. Это дело тонкое.
О-о-о-очень понравилось. Люблю, когда кто-то пишет про эту пару, хотя иногда, если честно, все же предпочитаю Хисаги Бьякую. Написано, так сказать, с чувством, с толком, с расстановкой.
Огромное вам спасибо за такой изумительный фанфик.

2010-04-21 в 11:09 

Accord Point Noir а я как рад, что Вам понравилось =))

Вообще-то, я не думал, что будет столько теплых отзывов, писал на одном порыве. И да, с чувством, с расстановкой)))

2010-04-21 в 11:21 

Бисквит - это тебе не кекс и не тост, это дело тонкое. Особенно если бисквит - медовый. Это тебе не просто яйца, сахар, мед, орехи, мука, масло и все такое. Это дело тонкое.
Все авторы всегда так думают, но на самом деле все оказывается все совершенно по другому)
Вообще-то, я не думал, что будет столько теплых отзывов
Знакомо) Я по-моему Маюри/Заэль, Бьякуя/Ичиго и Айдзена/Гина так писала *все, Нуар железно решила, что выстапвит тут свой кошмар*
писал на одном порыве.
В который раз убеждаюсь, что я экстрасенс.
писал на одном порыве.

2010-04-21 в 12:08 

Accord Point Noir ^__________^ Спасибо =)
Такие комментарии радуют и хочется писать еще =)

2010-04-22 в 03:17 

Бисквит - это тебе не кекс и не тост, это дело тонкое. Особенно если бисквит - медовый. Это тебе не просто яйца, сахар, мед, орехи, мука, масло и все такое. Это дело тонкое.
А кто вам мешает? О_о
Такие комментарии радуют и хочется писать еще =)

2010-04-22 в 03:33 

Accord Point Noir никто ^_^
только разве что лень

2010-04-22 в 03:48 

Бисквит - это тебе не кекс и не тост, это дело тонкое. Особенно если бисквит - медовый. Это тебе не просто яйца, сахар, мед, орехи, мука, масло и все такое. Это дело тонкое.
Лень мешает всем) По себе знаю)
никто ^_^
только разве что лень

     

BleachFanFixion

главная