11:20 

Синица в руке

Название: Синица в руке.
Автор: Эльрик [el_Gato] Хеллек
Идея: Эльрик [el_Gato] Хеллек, ElSobaka
Фендом: Блич
Персонажи, пейринги: Хисаги/Ренджи, Ренджи/Бьякуя, Юмичика, Рикичи
Жанр: Romance, Hurt/comfort
Рейтинг: PG-15 (? О_о)
Дисклеймер: Все права и лева Куботайтовы.
Саммари: Юмичика играет в мамочку, а вокруг него влюбленные лейтенанты беснуются.
Размещение: По договоренности

К сбивчивым признаниям в любви умный Абараи приложил еще и заявление о переводе. Ренджи прекрасно понимал, что ждать ему нечего и решил сразу же после того как все скажет перевестись. Хоть к Хисаги в девятый, хоть обратно к Зараки-тайчо, все равно. Главное подальше от заносчивого благородного выродка.
- Нет, - не отрывая взгляда от бумаг, сказал Кучики.
- Что "нет"? - Опасливо спросил Ренджи.
- Нет - не подпишу, нет - не могу ответить Вам взаимностью, Абараи-фукутайчо. - Все таким же будничным тоном ответил Кучики.
- Угу... - Ренджи задумался. - Разрешите идти?
Кучики промолчал, только едва заметно кивнул и все.

- Ками-сама, ками-сама... Ренджи, да где ж тебя так? - Причитал Юмичика, торопливо развязывая оби Абараи, - Хисаги, да не стой ты столбом! Тащи юкату! Да потеплее. И полотенце не забудь!
Ренджи с трудом стоял на ногах. Насквозь промокший из-за дождя, что лил за окном, растрепанный, побитый. Юмичике даже показалось, что он плачет, но оказалось, что это просто вода с волос по лицу стекает. Хисаги пропустил мимо ушей все что сказал Аясегава и продолжал стоять на том же месте, где и раньше.
- Мне не кажется? - Удивленно хлопая глазами, вымолвил он. - Ренджи, ты чего правда ревешь что ли?
Ренджи не слушал их обоих. В сваливающихся хакама, распахнутом косоде - у Юмичики таки получилось развязать мокрый пояс - он хлопнулся на пол и судорожно рукой вытирал щеки, крепко зажмурив глаза. Юмичика было раскрыл рот, но тут же опомнился.
- Шухей! Я тебе что сказал?!
Хисаги счел за лучшее выполнить просьбу и полез в шкаф искать юкату и полотенце. Аясегава тихонько присел рядом с Ренджи, осторожно отвел его руку от лица, вытер слезы.
- Ну и чего ты? Опять Кучики? - Ласково спросил он.
Абараи, молча, кивнул, стараясь поглубже вдохнуть.
- И не пьяный я, - сдавленно и зло бросил Ренджи. - Просто с Иккаку подрался.
- Хорошо, хорошо, не пьяный, - покладисто согласился Юмичика, - вставай, нужно тебя отмыть и одеть в сухое. Представь, как смешно будет, если такой бравый воин, как ты, вдруг простынет?
Ренджи промолчал, но Юмичику решил послушать - действительно, глупо будет, если он простудится.
- Хорошо вам с Хисаги... - Протянул Абараи, когда уже сидел по плечи в горячей воде.
- Это почему? - Удивился Юмичика.
- Ну... у тебя есть он, у него ты. Всем хорошо. - Пояснил Ренджи.
Аясегава чуть ли не плакал от смеха, он выронил из рук ковш, из которого только что поливал Ренджи, отошел в сторону и присел в углу на корточки, пряча лицо ладонями.
- Ты чего?
- Я... порядок навести пришел... - сквозь смех выдавил Юмичика. - Я, видишь ли, Хисаги проспорил два месяца назад, - снова приступ смеха, - и теперь я у него как бы домработница. Ой... насмешил. - Юмичика вытер с ресниц выступившие слезы, поднял ковш и продолжил свое дело. - Абараи, ты иногда хуже младенца. Вроде бы взрослый мужик, а ума... - Аясегава деланно горестно вздохнул, - Ну да ничего. Ты бы лучше выбросил из головы этого своего Кучики, да возвращался к нам.
- Пробовал... - хмуро ответил Ренджи.
- Ясно, ну тогда просто забудь. Представь, что Кучики - это новая разработка Маюри-тайчо. Хорошо отлаженный механизм способный справляться с работой капитана. И все. Полюбил бы ты такого?
- Как видишь, - Абараи вздохнул.
Юмичика задумался и понял, что пример он выбрал плохой.

Юмичике Хисаги не доверял. Точнее, его тараканам, коих в этой прекрасной глупой голове водилось гораздо больше, чем стоило бы. И неизвестно чего этим тараканам захочется в этот раз или в следующий. Особенно в такой опасной близости от Ренджи. Понадобилось же пернатому офицеру зачем-то тащить Абараи в ванную?..
- Хисаги, ты чего это мебель портишь? - Пропел кто-то над ухом.
Юмичика, сладко улыбаясь, смотрел то на Шухея, то на край стола, который Хисаги последние четверть часа задумчиво полосовал кухонным ножом.
- Ревнуешь? - Все так же раздражающе спрашивает Аясегава.
- Если да, то что? - Хмуро отзывается Шухей.
- Да нет, ничего, в общем-то... Просто не правильно ревнуешь. - Улыбнулся и снова бабочкой порхнул в ванную, - Ренджи, ты скоро там?
"А как нужно?" - подумалось Хисаги, но озвучивать мысль он не стал - кто их, пернатых, поймет?
- Шуу-тян, а в твоем доме кофе водится, нэ? - Не унимался Юмичика. Он тщательно обыскивал все кухонные шкафы, что-то там переставлял с места на место, и чуть ли не принюхивался.
- Нет, конечно, только чай. И вообще, ты только порядок наводить должен, с остальным я сам разберусь.
- Ой... - Юмичика махнул рукой, - Можно подумать, для тебя стараюсь.
Шухей обреченно вздохнул, отложил нож и стал изучать происходящее за окном. Увлекло это не надолго - мысли об Абараи занимали целиком и без остатка.

Впервые это случилось несколько лет назад, тогда они праздновали день рождения Мацумото-сан, и состояние Ренджи было более чем плачевным. Пока Хисаги тащил его до дома, Ренджи надрывался по поводу Кучики, то материл его, то восхвалял. Шухей терпеливо слушал, попутно размышляя о том, что волочь Абараи до казарм шестого не хватит ни сил, ни терпения. И возможно все было бы иначе, сделай он тогда над собой крохотное усилие, но...
Проспавшийся к середине ночи Ренджи, явился в комнату Хисаги замотанный с головой в одеяло, хмурый, сонный, с явно больной головой. Он, пошатываясь, прошел к футону Шухея, неуклюже улегся радом, ткнувшись носом куда-то в плечо, и пробормотал очень тихо:
- Спасибо.
Уснуть Хисаги в ту ночь уже не смог. Сначала удивленно изучал спящего Ренджи, потом долго смотрел в потолок, потом снова на Ренджи, но видел уже не привычного взбалмошного кретина. Абараи повзрослел. Ярко очерченные брови сошлись на переносице - он теперь хмурился даже во сне, зрачки бегали под закрытыми веками, ресницы дрожали. Показалось даже, что в уголках глаз собрались морщинки, будто груз всех прошедших лет разом свалился на его плечи. Но это, наверное, просто тени так легли.

Ренджи явился только, когда чашки с чаем уже стояли на столе и от них вовсю валил пар. Юмичика продолжал хлопотать на кухне, мыл посуду, протирал пыль - все же его излишняя активность периодически начинала раздражать. Абараи сел напротив Шухея, посмотрел на изрезанный край стола. В глазах его застыл немой вопрос. Хисаги безразлично пожал плечами и взялся за горячую кружку. Ренджи еще долго изучал плавающие чаинки в чашке, не слишком ровную поверхность стола, валяющийся тут же нож. Молчание это длилось до тех пор, пока Юмичика не покончил с делами на кухне. Он плюхнулся рядом с Ренджи и, отпив чая, начал расспрашивать о случившемся.
- Да нечего рассказывать. - Отмахнулся Абараи, - дурак я.
- Значит, ты все-таки сказал ему?
Ренджи кивнул.
- А подробнее?
И он рассказал. Все, начиная с того, как полночи не спал, выводя иероглифы в этом проклятом заявлении, заканчивая тем, как в Рокунгае встретился с Иккаку.

- Кучики-тайчо, - Хисаги стоял на пороге офиса шестого отряда, ожидая внимания к своей скромной персоне.
Бьякуя поднял взгляд на лейтенанта, поинтересовался о причине визита. Шухей не ответил, он медленно подошел к капитанскому столу, осторожно взялся рукой за Гинпаку, потянул на себя, заставляя Кучики подняться и что было сил ударил того по лицу. Бьякуя молчал, смотрел ни Хисаги холодно своими фиалковыми глазами. Это раздражало, это бесило, заставляло снова и снова бить это прекрасное аристократическое лицо, пока не появится хоть одна эмоция. Не важно какая.
И вот Кучики сплевывает кровь с разбитых губ, брезгливо вытирает лицо тыльной стороной ладони, криво усмехается, глядя Шухею в глаза. Все так же. Надменно, с чувством собственного превосходства. Хисаги даже подумал, что была бы возможность, обязательно извалял бы в грязи мерзкого аристократа. И чтоб тот не мог поднять от земли глаз, чтоб не смог посмотреть вот так, как сейчас, чтобы понял очарование Рокунгайских помоек и не проходящее чувство страха, и знал, что пришлось вытерпеть тем, на кого он смотрит свысока, об кого вытирает ноги во имя своих благородных целей. Но возможности не было. Хисаги еще раз с остервенением ударил Кучики, кажется, сломав тому нос, и выпустил из руки шарф. Бьякуя едва заметно пошатнулся и рухнул обратно в свое кресло.


Руки ныли с самого утра из-за того что вечером он уснул за столом. Юмичика, только уходя, додумался растолкать лейтенанта и посоветовать лечь спать на футон. Кроме того на плече у него восседала лейтенант Кусаджиши. Она заявила, что раз Кенчик на собрании капитанов, то Хисаги придется нести ее на их, лейтенантское, собрание. Каким принципом она руководствовалась в выборе жертвы так и осталось не ясным.
- Нэ, Шу-тян, Шу-тян, а ты почему такой злой? - Щебетала девочка.
- Кошмары снились.
Тут же из за ворот шестого вышли сразу две причины его кошмаров. Первая, которую он так тщательно избивал в своем сне, степенно прошествовала мимо, вторая увесисто хлопнула по плечу вместо приветствия.
- О! Рен-кун, а ты почему такой хмурый? - Не унималась Ячиру.
- А меня вчера твой фаворит побил. - Поправляя повязку, ответил Ренджи.
- Это который? - Девочка прикусила губу и задумчиво воздела взгляд в небо.
Вопрос Ячиру так и остался без ответа. До лейтенантской так и шли молча. На собрании Сасакибе-сан что-то увлеченно рассказывал, намечал план на будущую неделю. Хисаги не слушал, отстраненно наблюдал, как лейтенант Кусаджиши крутилась вокруг Сасакибе-сан, передразнивала его. Все старались не обращать внимания, и при этом едва сдерживали смех. А Ренджи уселся в дальнем углу комнаты и дремал, стащив повязку со лба на глаза.
- Абараи-сан, - строгий женский голос сквозь дрему рвется в сознание, - можете просыпаться, собрание закончилось. - Сообщила лейтенант Исе, зажимая подмышкой привычную толстую книгу.
Ренджи криво напялил повязку обратно на лоб, поморгал, привыкая к солнечному свету, нашел взглядом Шухея, которого уже окружили Кира и Хинамори.
- Да что с тобой, Хисаги-семпай? - Звонким голоском спрашивала Момо-тян.
Ренджи прикинул перспективы на ближайшее будущее - в них входили обязательные расспросы на тему "что случилось?", охи-вздохи, причитания и тому подобные свойственные девушкам вещи - и поспешил ретироваться. От просиживания хакама в офисе он решил воздержаться. Дел хватало и без треклятых бумажек. Например, забрать из камер второго младших офицеров. Видимо, Ренджи подает дурной пример - ребята тоже решили подраться с отрядом Зараки-тайчо и в отличии от Абараи с Мадараме их бой был не слишком-то дружественным. Увидев подчиненных, Ренджи даже удивился, что они сидят в сыром подвале, а не в уютной палате четвертого отряда.
Так, в привычной суматохе, он даже не заметил, как наступил вечер, и рядовые разошлись, кто по казармам, кто к бабушке в Рокунгай. Последние лучики солнца прятались за горизонтом, и активность в шестом отряде наблюдалась только на тренировочном поле. В дальнем конце его провинившиеся офицеры тренировали новичков, в противоположном Рикичи старательно работал метлой.
- Йо, ты чего это? Своей работы мало? - Вместо приветствия спросил Ренджи.
- Абараи-сан! - Просиял в улыбке Рикичи. - В казармы не хочется, там опять офицеры празднуют, - улыбка его стала смущенной, он сосредоточенно чесал в затылке и косил взгляд в сторону.
- Я им завтра напраздную с утра. - Пообещал Ренджи и продолжил, - бросай ты метлу, давай потренируемся, что ли?
- Хай, Абараи-сан!
- Нападай!
А парень повзрослел. Если раньше Ренджи даже задумываться не нужно было, чтоб отражать его атаки, то теперь приходилось сосредотачивать внимание и следить за его движениями. Но, все же далеко еще Рикичи до лейтенанта.
- Слушай, а ты как думаешь, "журавль в небе" хорошо или плохо? - Спрашивает Ренджи, отклоняя очередную атаку.
Мальчик опустил меч, задумался, теребя в пальцах цветные заколки на волосах и, наконец, ответил.
- Я думаю, Абараи-сан, что журавль в небе должен просто радовать взор. Большего не нужно.
- Угу, а обезьяна все равно будет стоять на своем, - пробормотал Ренджи. - Ну чего стоишь? Продолжаем. - Уже для Рикичи.
Так они и тренировались до самой темноты, иногда переговариваясь о делах отряда, о том, как лучше нападать, защищаться. Потом долго сидели на пыльной земле, отдыхали. Абараи даже немного устал, а у Рикичи грудь ходуном ходила - так тяжело он дышал, по вискам градом катился пот. Он еще о чем-то рассказывал, кажется, о том как решил пойти в академию, и как ничего не получалось, как попал в шестой. Обо всем помаленьку и ни о чем особенном, просто чтобы убить тишину. Ренджи внимательно посмотрел на мальчика, ухмыльнулся.
- Знаешь, а ты умный парень, - сказал он и, подхватив Забимару с земли, поднялся на ноги. - До завтра.
И ушел.
Чьи-то тихие голоса в офисе он услышал еще в коридоре. Первый - приятный и неизменно ласковый - принадлежал не иначе как капитану Укитаке, а второй он бы узнал из тысячной толпы на ярмарочной площади в Рокунгае. С тем условием, конечно, что обладателя этого голоса вдруг туда занесло. Но что-то в нем было не так, как всегда. Чуть приветливее, чуть добрее, чуть миролюбивее. Из этих "чуть" складывалось нечто совершенно непривычное. Дверь оказалась не закрытой, Ренджи из вежливости решил постучать по косяку, но так встал на пороге с занесенной рукой.
Кучики улыбался. Добродушно, беззаботно улыбался, с интересом смотрел на, рассказывающего что-то, Укитаке-тайчо, подперев голову руками. В волосах его небыло привычной заколки, Гинпаку, небрежно брошенный, висел на спинке стула, на столе стояла пара чашечек для саке и маленькая бутылочка. Увидев Ренджи, Бьякуя тут же посерьезнел, одарил его ледяным взглядом.
- Извините, - зло бросил Абараи, схватил с капитанского стола свое заявление и вылетел из кабинета.
Рикичи сказал, что никогда бы не оставил попыток стать шинигами, пусть даже с первого раза ничего не получилось, и даже с третьего, но он старался изо всех сил. Вот и Ренджи решил, что раз Кучики отказал ему в переводе, то он пойдет к Зараки-тайчо, а тот уж как-нибудь решит этот вопрос - он с самого начала не был доволен тем, что у него забрали одного из лучших бойцов.

День начался с визита к сотайчо. Зараки требовал, Ренджи увещевал, но главнокомандующий лишь отрицательно качал головой. В итоге, в расположение отряда лейтенант вернулся с полным провалом. Кучики поздоровался с ним, как обычно отстраненно и безразлично, будто это не Абараи имел вчера счастье лицезреть того под шафэ и, к тому же, улыбающимся, как студентка влюбленная в преподавателя.
- Фукутайчо, отнесите это в девятый, - абсолютно бесцветным голосом сказал капитан, отложив на край стола пухлую папку.
"А где волшебное слово?" - Подумал про себя Ренджи. Каким бы надменным Кучики не был, вежливость он сохранял всегда.
- Это приказ. - Словно прочитав мысли, закончил капитан.
Приказ, так приказ. Ренджи пожал плечами и вышел из кабинета, с трудом сдерживая гнев.

Хисаги никогда не видел Ренджи таким. Он, молча, протянул Шухею папку, кивнув вместо приветствия, и тут же развернулся, чтобы уйти.
- А ты чего это чернее тучи? - Пропел неизвестно откуда явившийся Юмичика.
- А у тебя дел больше нет, кроме как выяснять какого я цвета? - Рыкнул Ренджи.
- Ой, - лицо Аясегавы в удивлении вытянулось.
Он тут же предусмотрительно отошел в сторону, дабы не попасть ненароком под раздачу.
- Еще и на своих кидается... - Ни к кому не обращаясь, добавил Хисаги.
- Да какая вам, к черту, разница?! - Заорал Ренджи, - еще вы мне мозги не компостировали!
И, саданув по косяку, ушел.
- Дела... - протянул Юмичика, тихо присаживаясь на шухеево лейтенантское кресло. - Ты только посмотри, сколько неоправданной жестокости в этом мире.
- Иди ты, - беззлобно бросил Хисаги.
- Ну вот, еще ты ругаться будешь.
- В смысле, правда иди. Мне работать нужно.
А работа не шла. То есть ее, как всегда, было невпроворот, но голову занимали только мысли о странном поведении Ренджи. Удивляло не то, что он наорал на них с Юмичикой, бывало и раньше, а то, что с утра даже не поздоровался толком. К исходу третьего дня выяснилось, что Абараи вообще ни с кем теперь не разговаривает, а приказы подчиненным отдает только громким матом в особо изощренных формах. Может он так благородного капитана достает? Кучики наверняка ведь слышит это все даже через закрытые двери.
Пришел Иккаку, позвал в Рокунгай выпить. Хисаги оценивающе окинул взглядом стол, посмотрел на часы, и решил согласиться, убедив самого себя, что работа в лес не убежит. Тогда Мадараме и рассказал, что недавно Зараки-тайчо с самого утра был не в духе, хотя обычно его настроение представляет собой ленивую пофигистичность. Ячиру объяснила это тем, что Ренджи захотел перевестись обратно в одиннадцатый, и они с Кенпачи ходили к главнокомандующему, но успехом дело не кончилось.
- Совсем крыша потекла у нашего рокубантай-фукутайчо. - Подвел итог Иккаку.
- Угу, спасать пора...
После этого разговора они долго еще сидели в этой маленькой теверне, пили сакэ и после третьей бутылки у Хисаги основательно развязался язык. Он рассказал и про ту бессонную ночь, и про Юмичику, который будто намеренно изводит его, заставляя ревновать. Иккаку махнул рукой и убедил, что Аясегава хоть и сволочь, но если задумал что-то, то не со зла. А потом добавил:
- И про Ренджи... Ты бы мозги ему на место поставил, кроме тебя-то некому. Может еще мелкая Кучики, но она и не знает, наверное, ничего.
Хисаги кивнул, заглядывая в узкое горлышко бутылки. Убедившись, что ничего там не осталось, он с громким стуком поставил ее на стол и неуверенно поднялся на ноги.
- Пойду я.
- Куда? - Удивленно спросил Мадараме, глядя снизу вверх.
- Править мозги красноволосым бабуинам. - Поправил меч и неровным шагом направился к выходу.
- Ты хоть бы до дома дополз... - Пробормотал Иккаку себе под нос.

Уже четвертый день Ренджи допоздна тренировался с Рикичи, чему мальчик был неимоверно рад. А Абараи удавалось выплеснуть накопившееся за день раздражение - орать на подчиненных тоже было приятно, но все не то. Другое дело мальчишка - умный, не достает, не лезет с вопросами, просто рассказывает разные истории. Из своей жизни, или те, что рассказывала ему его бабка и о самой своей бабке, мудрой женщине, между прочим.
Упорство Абараи не знало препятствий, и если уж добровольно его не хотят переводить из шестого, то он сделает так, что Кучики сам его выкинет. Вариант этот ни чем не хуже всех прочих.
- Нэ, Абараи-сан, а это правда, что Вы уйти от нас хотите? - Спросил однажды Рикичи.
Ренджи кивнул.
- Жаль. Нам с таким капитаном лейтенанта лучше, чем Вы, не найти. - Мальчик смотрел в землю и рисовал что-то в пыли веточкой.
Когда Абараи приходил домой, сил оставалось ровно столько, чтобы скинуть дзори и упасть на футон. Сон приходил незамедлительно.

Что-то тяжелое навалилось сверху, крепко прижимая к футону. Ренджи не сразу понял, что происходит, а когда понял, было уже поздно. Хисаги крепко держал его руки, не оставляя никакой возможности вырваться, пытался поцеловать, что-то бормотал будто в пьяном бреду. - Шухей... Ты сколько выпил?
Взгляд Хисаги оказался удивительно ясным, а в его темно-синих глазах было что-то похожее на отчаяние и досаду.
- Дурак ты, Ренджи, - прошептал он, скорее для себя, чем для Абараи.
И хотел было потянуться к его губам, но внимание привлек стук раздвигаемых седзи. Юмичика поймал раздраженный взгляд Хисаги и тут же издал тихое "ой".
Шухей тут же сорвался с места, схватил Аясегаву за шиворот и выволок на улицу.
- Ты специально, да? Специально злишь меня? - Зло зашипел он.
- Если да, то что? - Ехидно спросил Юмичика.
- Не передирай, курица ощипанная!.. - Хисаги тяжело выдохнул, растрепал волосы, - Да ну вас в пень. - Устало заключил он и ушел прочь.
- Это че было? - Ошеломленно спросил Ренджи, когда Юмичика все же зашел внутрь.
- Это был Шухей. Пьяный и злой. На тебя, между прочим. А ты, Абараи, слепее недельного котенка, раз уж задаешь такие вопросы. - Любезно ответил офицер.
- Значит, одного Кучики на мою голову мало, да? - Ренджи с головой завернулся в одеяло и уже оттуда добавил, - Вали уже отсюда, я спать хочу. Ночь приемов закончилась.
Юмичика улыбнулся, кажется, Абараи понял его и поверил. Теперь нужно только подождать.

- Слушай, Рикичи, а что ты скажешь про синицу в руке? - После привычной тренировки спросил Ренджи.
Мальчик оторвался от протирания зампакто и внимательно посмотрел на Абараи.
- Синица в руке намного лучше, чем журавль. И не важно, удалось Вам поймать журавля или он все так же в небе. Он никогда не будет принадлежать Вам полностью, и всегда будет скучать по свободе. А синица она только и ждет, чтоб ее покормили с руки и пригрели в холодную зиму. - Рикичи пожал плечами, посмотрел на собственное отражение в лезвии меча. - Знаете, Абараи-сан, мне немного грустно, когда я думаю о будущем. Рано или поздно у Вас все наладится и не будет больше вот таких вечеров.
Еще долго Ренджи размышлял над словами Юмичики и Рикичи, и все это время продолжал молчать. Все уже потихоньку стали привыкать к такой перемене, только Аясегава улыбался, видя, как на собраниях двое лейтенантов стараются не встречаться взглядами, как избегают друг друга, как возникают неловкие паузы в редких, но необходимых по службе разговорах.
- Ты бы кончал уже дурью маяться, - говорит Иккаку.
- А мне нравится, - отмахивается от него Юмичика.
***
То был душный, пыльный вечер. Так бывает перед грозой, но небо ясное, только солнце катится к закату, окрашивая белые стены Сейритея в бронзу. Лениво перешептывается усталая листва на деревьях, щебечут редкие птицы. Ренджи, нехотя, плелся домой, где его ждала угрюмая тишина, пыль по углам, паутина на потолке да остатки вчерашнего завтрака. В тысячный раз голову посещала мысль, что все происходящее сейчас не правильно, он уже и сам устал от своего поведения, устал молчать, устал кричать на подчиненных, но это, кажется, вошло в привычку, как и ежевечерние тренировки с Рикичи. Поговаривали, что такая резкая перемена в характере Ренджи из-за длительного пребывания под командованием Кучики, но Абараи от этой мысли открещивался. Слишком уж пугала его перспектива через пару сотен лет стать таким же отмороженным выродком.
Что-то нужно было менять. И Ренджи уже и так, и этак прикидывал, что ему сделать, но картина выходила до ужаса глупая. Рикичи, как всегда прав - синица в руке, как не крути, лучше. Но что делать, когда рука уже разжата, а синица, испугавшись громкого голоса, улетела? Об этом у мальчишки не спросишь.
Ренджи остановился на развилке узких улочек. Каждый вечер он останавливался здесь и решал, куда же ему идти дальше - домой или...
И каждый раз, когда мысли доходили до этого "или", он поворачивал в сторону дома.
"...Или к Хисаги?" - Наконец додумал Ренджи обычную в последние несколько месяцев ежевечернюю мысль и свернул в противоположную от дома сторону. Шухея он не нашел и решил ждать его у порога.
Упорство Абараи не знало препятствий.
И если уж он пришел сюда, то доведет дело до конца. И даже не важно, чем это кончится.
Хисаги явился за полночь. Он удивленно посмотрел на Ренджи, даже растерялся немного.
- Ты заплутал? - Стараясь выглядеть как можно более безразличным, спросил он.
Ренджи подскочил с насиженного места, и, то и дело сбиваясь, заговорил.
- Шухей, я... В общем... Прости. Я, наверное, дурак. - Он выдохнул, потупив взгляд.
Было видно, что это не совсем то, что он хотел сказать или совсем не то, может быть он хотел сказать это как-то иначе, но что-то во всем этом заставило Хисаги улыбнуться.
- Да, дурак. - Он взял Абараи за руку, потянув к себе, обнял за плечи и продолжил тихо-тихо, - И я дурак, что влюбился в тебя.
Ренджи растерянно молчал. Но вот руки не уверенно, будто бы сами, обнимают Шухея, а губы ищут поцелуя, что получился неловким, неуклюжим и глупым. Все так, как и предполагал Абараи, но теперь это не казалось ему таким уж плохим.
Синица в руке, как ни крути, лучше. И не важно, что она улетела - обязательно вернется туда, где однажды ее прикормили.
- Теперь ведь все хорошо будет? - Шепотом спрашивает Хисаги.
Ренджи не отвечает. Снова тянется к его губам, и целует Шухея уже так, как с самого начала нужно было - горячо, страстно. И этот поцелуй обещает еще многое. И звезды с неба, и бессонные ночи, а уж простое "все будет хорошо" - сущий пустяк. Хисаги все понимает - это в прикосновениях, это в теплом дыхании - и думает, что даже если Ренджи не любит его сейчас, все равно у него еще много лет впереди, чтобы это исправить.

@темы: PG, romantic, slash, Бьякуя, Ренджи, Рикичи, Хисаги, Юмичика

Комментарии
2009-05-29 в 13:37 

Nidzigasumi
Нет ничего невозможного, если ты охуел до нужной степени (с)
Слава богу, все закончилось хорошо - Ренджи с Хисаги остался. Я бы на его месте поступила бы точно так же:-)
[el gato], спасибо большое! Дай поцалую:-)

2009-05-29 в 14:43 

нья, у меня подругому быть и не могло ^____^ *подставиль щечку*

2009-07-05 в 19:02 

~ Зелёный цвет, косая чёлка - мечты сбываются! ~
Хорошо написано!! Очень понравилось!

2009-07-21 в 15:52 

Очень мило!)) Безумно понравилось)

2009-07-22 в 12:48 

=)

2009-08-29 в 16:03 

мнянняняня прям)
вкусненько, молодец автор)

2009-08-29 в 17:22 

трын-трава автор старался ^_^

2009-12-14 в 10:20 

почему я не там, где ты
мяу, конец прелестный.
по-моему, вы слишком затянули с этим делом,
но может это даже плюс.
нет резких переходов, чем так славятся мои щедевры.
кхем. но это к слову.
хочу сказать, что: а вы знаете, у вас талант.
наличие философского начала это просто высший пилотаж.
в очередной раз браво.
всё хорошо, что хорошо кончается.

:hlop:

2009-12-14 в 10:24 

Leto. Вы меня смущаете =))
А вообще, благодаря Вам даже захотелось еще-что нить попробовать написать. У меня вообще с этим делом сейчас очень плохо... Спасибо =)

2009-12-14 в 10:28 

почему я не там, где ты
[el gato] , Лето просто критик по натуре.
И уж хорошее/качественное от какого-нибудь низкосортного мусора
Отличить не составит труда.
Творите, буду подрабатывать вам музой. :smiletxt:

к новому году выложу свой рассказ,
самый тематический рассказ под новый год х)

пи.си. бадоу, ах, бадоу **

2009-12-14 в 10:58 

Leto. ^________^ буду ждать =)
А еще было бы очень хорошо найти что-нибудь у Вас на дневе =)
*полез искать*

2009-12-14 в 14:17 

почему я не там, где ты
охох, у меня там нет ничего из моей писанины.
но могу выложить.
мой первый фик есть в нарутофанфикшн.
если есть желание, гляньте.
оцените мои каракули х)

2009-12-14 в 17:22 

загляну на досуге))

2009-12-15 в 07:22 

почему я не там, где ты
[el gato] , заметано)

   

BleachFanFixion

главная