Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:23 

Ветер (Кёраку\Лиза, Нанао)

~Хару-Ичиго~
На словах ты фея Винкс, а на деле – Джа-Джа Бинкс.(с)
Название: Ветер
Автор: ~Хару-Ичиго~
Фандом: Bleach
Жанр: будем считать, что романс
Персонажи: Кёраку\Лиза, Нанао
Рейтинг: G
Дисклеймер: "Блич" принадлежит Кубо Тайто
Предупреждения: возможен ООС, все завиральные идеи - на совести автора.

Ветер, ветер, метёт по всей земле, заметает, засыпает всё, что было, поёт в трубах, завывает в щелях, и, наконец, утомившись, уносит с собой зиму...

У Ядомару-фукутайчо беда. В Руконгае, в пустом, холодном доме, умирает, совсем одна, её старая мать. Угас, обеднел дворянский род, скоро схоронят последнюю главу, и ветер будет петь над её могилой...
Ранним утром, огибая весенние прозрачные лужи, уходит красавица Ядомару-фукутайчо, чтобы пробыть рядом с матерью до самого конца - всю весну, а то и больше, никто не знает, сколько кому отмеряно жить, даже Боги Смерти.
Уходит, не оглядываясь, никто не провожает её в это ясное утро, но она точно знает, что из-за деревянных ставень следят за ней взглядом внимательные карие глаза. Следят до тех пор, пока она совсем не скрывается из виду.

Кружится ветер, играет в распустившихся цветах, шумит, срывает с деревьев спелые яблоки, горячий, сухой, бросает, играя, в лицо, колючую пыль...

Жарким летом возвращается Ядомару-фукутайчо. А что же её мать? Поправилась, обрела новые силы...
А злые языки говорят, что и вовсе она не болела.

Свисти, кружи, ветер, срывай озябшие листья, заметай позёмкой, засыпай снегом, убаюкивай... Спите, спите, любящие матери, спите, грешные любовники, все ваши думы, все ваши дела спрячут ветер и снег - весь мир станет, как белая бумага - пиши, что хочешь, какое хочешь будущее себе нарисуй.
И выводит маленькая девочка веточкой в снегу неуверенное "мама", словно и правда думает, что сбудется, что отзовётся кто-то мягкий, родной, добрый, тёплый... такой, как тётушка Исэ, только ещё лучше, - обнимет, приласкает, расскажет сказку...

Воет метель, бушует, сметает всё, заметает написанное, ни следа, ни следа...

Снова вокруг белая пустыня под серым небом, и по белой пустыне бредут две тени, две женщины, большая и маленькая.
Топает, увязая по колени замотанными ножками в снегу маленькая Нанао-тян. Замотала её тётушка Исэ, как маленький колобок - голову не повернуть, не вздохнуть, жарко и колется везде, но идёт маленькая Нанао-тян, идёт и не жалуется. Кажется ей, что тянет её за руку по глубокому снегу не простая женщина, а Юки-онна, ледяная волшебница - не может ведь человек так легко идти по тонкому-тонкому насту и не проваливаться! И рука у неё холодная, жёсткая, и глаза за прозрачными стёклами, как две ледышки, и меч на поясе... Страшно! Как же это тётушка Исэ проглядела, отдала свою девочку злой волшебнице, снежному духу?!
Страшно, да только не бывает в мире Юки-онн. Это, как в книжках толстых пишут, "на-уч-но до-ка-зан-ный факт". Только до фактов ли тут, когда Юки-онна, настоящая, останавливается, сажает тебя к себе на спину, и летит, летит, почти не касаясь земли, летит сквозь буран, словно сама - буран, летит сказочная волшебница к высоким белым стенам, несёт тёплую, человеческую девочку в своё холодное, белое царство...

Лети вместе с ней, ветер, лети через годы, дальше, дальше отсюда!

Вьётся ветер, стучится в ставни, но никто не хочет его впустить. Не слышат его ни мужчина за низким столом, ни женщина у тёплого очага, ни маленькая девочка, притаившаяся за дверями.
- Когда ты ей скажешь, Лиза?
- Никогда.
- Так нельзя, Лиза. Это слишком жестоко, а ты ведь на самом деле совсем не такая. Я-то тебя знаю.
- Хорошо. Я скажу ей, когда она вырастет. Я не хочу, чтобы она возненавидела меня раньше времени, Шунсуй.
- Возненавидела? Что ты! Ты замечательная мама, Лиза. А вот из меня отец выйдет никудышный...

Гаснет свеча, дотлевают угли в очаге, холодный, злой ветер улёгся... Темнота, теплота... И там, в темноте, взрослые тайны, не для маленьких девочек.

Темно, тихо, ветер залёг в траву, летние звёзды мерцают над черепичными крышами, и вроде бы спокойно всё, но отчего-то тревожно на сердце, смутно, неспокойно. Идёт по дорожке, с камушка на камушек - между ними нельзя наступать! - маленькая, глупенькая девочка, Нанао-тян, ищет свою строгую Юки-онну, но нету её нигде. Только добрый Кёраку-тайчо всегда на месте - никогда не обидит, слова плохого не скажет...

- О! Мм... Исэ Нанао, верно?
- А? Д... да! Вы запомнили моё имя, это большая честь!
- Ну, ты ведь самый молодой шинигами в восьмом отряде. Да и я всегда запоминаю имена маленьких девочек. Ещё, ты приходишь ко мне каждый месяц... О! Сегодня ведь первое?
- Да... Я хотела, чтобы Ядомару-фукутайчо мне почитала...
- Вот как... Уж извини, Лизы сегодня нет.
- Как это?!
- Она на очень важном задании. Не волнуйся, к утру она вернётся. Я это точно знаю.

Встрепенулся ветер, подул осенним холодом, загомонили птицы... А Ядомару-фукутайчо так никогда и не вернулась.

Лети, ветер, принеси зиму, за зимой - весну, за весной - лето... Сколько же лет прошло? Не сосчитать! Нанао-сан теперь красавица, Нанао-сан теперь умница, и никто её больше "Нанао-тян" не зовёт, разве только Кёраку-тайчо, но ему-то не запретишь. Кёраку-тайчо ведь особенный, и не изменился ничуть. И иногда, посмотрев в зеркало, хочет Нанао, нестерпимо хочет подойти к нему по дорожке с камушка на камушек (между нельзя наступать!), и сказать: "Кёраку-тайчо. Нет смысла скрывать. Я всё знаю". И подходит. А получается только:
- Кёраку-тайчо...
Он поворачивается, добрый, сонный, почти родной...
- Что случилось, Нанао-тян?
И одолевают сомнения. А если не правда? А если приснилось? А если и разговор тот был не о ней?
- Отчётность за квартал готова.
И всё.
Она сама уже не понимает, было это или нет, не знает, хочет ли она правды, или наоборот, не понимает, кто он ей - добрый, красивый, вечный Кёраку-тайчо...
И никто во всём мире не знает, как тяжело ей: бедная Нанао-тян, глупая Нанао-тян - не жена, не сестра, не любовница, не...

***

Вот и снова зима скоро. Холодный ветер веет над городом, выстудил камни так, что лежать холодно, как на льду. А ветер задувает, несёт запах снега, раздувает полы рваного хаори...
Лиза подходит. Можно даже головы не поднимать - ни с кем её нельзя перепутать, родную, желанную, строгую...
- Хватит претворяться мёртвым!
- Охохо... Поверить не могу, как же ты выросла с нашей последней встречи...
- Лежи и смотри. Я покажу, что стала сильнее!
- Лиза. Я рад, что у тебя всё хорошо.
- Идиот!

И уходит.
А ведь действительно, надо вставать. Если он будет тут разлёживаться, ещё и убьют ненароком, а если убьют, кто же скажет Нанао-тян? Лиза-то пообещала, и сбежала...
Ветер носится над полем боя.
Бриз в цветах порхает...

@темы: G, romantic

Комментарии
2010-02-04 в 21:09 

У женщин один принцип: любить нельзя использовать. А где ставить запятую — они сами решают (с)
Очень-очень красиво. Весь фик — словно из порывов ветра.

2010-02-06 в 17:23 

На словах ты фея Винкс, а на деле – Джа-Джа Бинкс.(с)
crazy belka28
:) Спасибо, я рад, что понравилось.

2010-02-06 в 17:28 

У женщин один принцип: любить нельзя использовать. А где ставить запятую — они сами решают (с)
~Хару-Ичиго~ вам спасибо атакую красоту

   

BleachFanFixion

главная